УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 93 відвідувачів

Теги
краєзнавство Голодомор шляхи єднання Мазепа Доброчинність комуністи та Церква забобони монастирі та храми України Церква і медицина діаспора українська християнська культура Священний Синод УПЦ Археологія та реставрація Митрополит Володимир (Сабодан) церква і суспільство 1020-річчя Хрещення Русі розкол в Україні Приїзд Патріарха Кирила в Україну конфлікти УПЦ КП Церква і влада Ющенко вибори Президент Віктор Ющенко Вселенський Патріархат молодь Києво-Печерська Лавра Церква і політика іконопис УГКЦ церковна журналістика постать у Церкві Патріарх Алексій II педагогіка церква та політика милосердя Католицька Церква автокефалія секти Предстоятелі Помісних Церков






Рейтинг@Mail.ru






РІСУ: Право на насилие: тоталитаризм вошел в нашу психологию. Украинские социологи изучают отношение к религии и причины культовой зависимости



РІСУ, 16.02.2007

В 2006 году Институтом социальной и политической психологии АПН Украины был проведен всеукраинский репрезентативный опрос «Отношение граждан к религии и распространению «нетрадиционных культов». Результаты опроса показали, что в целом в Украине преобладает умеренно-негативное отношение к «нетрадиционным религиям», что в большой степени обусловлено влиянием общественного мнения. Ниже приводим беседу редактора сайта НГО "Взаимодействие" Владимира Михайлова с Еленой Лещинской, являющейся одним из инициаторов исследования. Материал подготовлен специально для РИСУ.

- Елена Альбертовна, какова цель исследования, проведенного Вашим институтом?

- В последние годы участились случаи обращения за психологической помощью со стороны родственников людей, попавших под влияние различных групп религиозной направленности. Возникла необходимость всестороннего изучения феноменов немедикаментозной психологической зависимости. В связи с такой актуальностью была утверждена тема докторской «Социально-психологические механизмы культовой психической зависимости в деструктивно-тоталитарных организациях». До массового опроса граждан было проведено два мозговых штурма с экспертами - религиоведами, юристами, общественными деятелями, специалистами по культовой зависимости, и был проведен экспертный опрос. Кроме этого еще велась работа с людьми, семьями, члены которых попали в культовую зависимость, т.е. считали себя жертвами.

Хочу отметить, что нас не интересовала расстановка сил в межконфессиональных противостояниях. Исследуемый нами феномен проявлялся везде.

- «Работа с семьями» - Вы имеете в виду консультирование?

- Не только. Во время консультирования отмечался целый ряд параметров, велось включенное наблюдение с целью найти причины возникновения у человека культовой зависимости, обобщить, т.е. консультирование тоже было частью исследования.

- Результаты этого анализа как-то отражены в материалах опроса?

- Да, по материалам опроса можно увидеть, что, во-первых, были определены типы, группы риска, во- вторых, выяснялись механизмы формирования культовой зависимости. Стало ясно, взаимодействие каких социально-психологических факторов к ней приводит. Собственно опрос, материалы которого Вы держите в руках, был проведен после того, как были выделены эти механизмы. Был обработан массив данных исследования, интервью с людьми непосредственно пострадавшими и специалистами, которые имеют опыт и могут как-то интерпретировать эти явления, у которых есть какие-то представления о том, каковы причины возникновения этого явления. Поэтому суждения (утверждения), оценка которых давалась испытуемым, были сформулированы на основе выделенных ранее факторов.

- Что Вы можете сказать о группе риска? Насколько она велика и кто в нее попадает?

- В нашем обществе очень велика доля людей, которые могут попасть в культовую зависимость - около 40 %. Я сразу хочу подчеркнуть, что это вполне нормальные, полноценные члены общества. Просто в разные моменты жизни у человека бывает разная, скажем так, социальная компетентность: есть люди, которые действительно чувствуют себя защищенными, им свойственна высокая критичность мышления, а есть такие, кто, особенно в начале жизненного пути, более открыты опыту общения с новыми людьми, они более внушаемы, мягче. Также есть те, кто в детстве пережили опыт деспотичных семейных отношений, в которых тоталитарный стиль был в порядке вещей. К сожалению, нормальные, ненасильственные человеческие отношения встречаются не так часто - ведь мы все вышли из Советского Союза, все вышли из тоталитарной системы. Вот, например, кто из мам ждет, пока ребенок завяжет шнурки? Ребенка скорее толкнут и завяжут сами. Кто ждет, пока ребенок определится и решит, что он будет делать? За него этот выбор сделают, ему этот выбор навяжут.

- Вы хотите сказать, что насилие в детстве создает предрасположенность к попаданию в культовую зависимость впоследствии?

- Мой опыт консультирования показал, что буквально все, обращавшиеся за психологической помощью с проблемой насилия в религиозных группах, пережили насилие в семье в той или иной форме. При этом надо, во-первых, понимать, что насилие совершенно не обязательно проявляется в побоях и прочих явных формах, это может быть чисто психологическое насилие, в том числе просто пренебрежение. Во-вторых, даже те или иные, скажем так, неосторожные действия родителей могут болезненно восприниматься ребенком - он промолчит, но впоследствии будет вспоминать их именно как насильственные.

Но корень проблемы в том, что тоталитаризм на бытовом, семейном уровне очень глубоко вошел в нашу ментальность, в наши отношения. Поэтому в нашей стране тоталитарные организации опаснее, чем на Западе, где в массовом сознании присутствует какой-то опыт различения этих деструктивных особенностей и сопротивления им. Для нас это гораздо сложнее. Общаясь со специалистами из европейских стран, я сделала вывод, что у них попадание в культовую зависимость происходит по другим причинам.

- А можно ли выделить основные причины у нас и «у них»?

- У нас, прежде всего то, что эмоциональное давление и психологическое насилие считается нормой. Это себе позволяют все, чье социальное положение «дает право» на насилие - родители, работодатели, учителя и пр. И когда человек, приученный к таким отношениям, сталкивается с давлением в религиозной группе, то он воспринимает это как должное, не чувствует опасности.

Кроме того, украинцы эмоциональны. Для нас важно душевное тепло, общая приятная атмосфера. Поэтому срабатывает техника «бомбардировки любовью».

Немаловажен также уровень моральной требовательности, который у нас весьма низок. Когда наш человек сталкивается с ложью, то он легко может закрыть глаза на «небольшую» ложь, которая не затрагивает его лично. На Западе ложь воспринимается гораздо менее терпимо.

Но у них - свои проблемы, в частности, эмоционально бедные отношения в семьях. Если в культуре слишком большое внимание уделяется индивидуализму, способности пробиться, жесткости, то родители очень рано оставляют ребенка без эмоциональных контактов. Молодежь пытается как-то компенсировать лишение семейного тепла и родительской любви в группах разного рода. Конечно, нельзя назвать такого рода восполнение «эмоционального голода» полноценным, это псевдовосполнение.

- То есть не только насилие в семье, но и просто перекосы в воспитании влияют на «психологический иммунитет» ребенка?

- И отсутствие всякой опеки и гиперопека могут привести к попаданию в психологическую зависимость. И если в первом случае мы говорим о дерпривированности, то гиперопека ведет к инфантильности, социальной и психологической незрелости. В таком случае на ряд стимулов ребенок может реагировать бегством, неприятием, полным закрытием. Например, папа девочки, беспокоясь, чтобы ее не соблазнили, так формирует ее представление о мужчинах, чтобы на подсознательном уровне она начинает избегать их, сокращать общение со сверстниками, потом она не может нормально выйти замуж.

- В своей работе Вы выделяете еще три «группы риска».

- Да, еще есть «агрессивные», «авторитарные» и «тревожные». Но это - такие индивидуальные особенности, которые могут быть как приобретенными, так и врожденными. В последнем случае речь идет не об отклонениях в развитии или воспитании, а о характере. Агрессивность, к примеру, так же трудно поддается коррекции, как и интеллект. В Америке как-то было проведено исследование, которое показало, что те, кто выделялся агрессивностью в подростковом возрасте, оставались наиболее агрессивной группой и в зрелом возрасте.

- Надо полагать, в отличие от остальных «групп риска», «агрессивные» и «авторитарные» в культах стремятся выбиться в лидеры.

- В ходе своей работы я пришла к выводу, что, рассматривая членов любой деструктивной -тоталитарной организации, можно выделить два феномена - тоталитарный синдром личности и культовую зависимость личности.

Тоталитарный синдром личности свойственен эмоционально недоступным людям, которые пытаются подчинить себе как можно большее количество других людей, воспринимают их как объекты, как средство для достижения своих целей. Таких, как правило, деструктивная-тоталитарная организация привлекает тем, что там они могут там себя реализовать. Так, во многих харизматических сектах статус пастора можно получить очень быстро, для этого не надо учиться в семинарии и пр. Не нужно напрягаться и трудиться для того, чтобы получить статус и власть.

Другая часть членов сект - культово-зависимые люди - это как раз те, кто готов к нездоровому подчинению. Им может быть свойственна врожденная тревожность, неуверенность, не здоровая эмоциональность, которая, к тому же, может быть нарушена, сломана в ходе развития. Имеется в виду стороннее вмешательство, которое привело к внутренней сломленности. А это означает способность легко подчиняться чужой воле.

Вообще стремление подчиняться авторитету связано, прежде всего с желанием делегировать ответственность за свою жизнь кому-то более знающему. Пусть я лучше буду маленьким, подчинюсь, но зато я буду защищен, получу какие-то гарантии.

- Т.е. культово-зависимые люди составляют «паству» тоталитарных «пасторов», но это как раз то, что нужно и тем и другим.

- И тоталитарный синдром личности, и культовая зависимость личности являются деструктивными для самих фигурантов этих отношений. Никому не приходит в голову, что тихий алкоголик, пьющий за свои деньги, может продолжать это без разрушительных последствий для себя. Закрепление нездоровых, аморальных паттернов личности является губительным именно для нее самой.

Не надо забывать, что в жизни любого человека могут быть разные этапы, все мы меняемся. В опыте консультативной работы у меня было несколько случаев, когда человек какое-то время состоял в более-менее одиозном культе, но для него это оказалось полезным. Просто иногда в трудный период рядом не оказывается никого из хороших, порядочных людей, зато подворачивается какая-то такая духовная группа, куда ходят бабушки, домохозяйки, поют какие-то мантры и вообще занимаются, с точки зрения нормального взрослого человека, всякой ерундой. Но кому-то в какой-то период подобная «заводь» нужна. Можно, конечно, вытащить из такой организации, но вопрос в том, как человек станет реализовывать то, для чего она служила в его жизни. Не каждый человек может самостоятельно проживать насыщенную жизнь. А когда, особенно в кризисный период, кто-то готов тебя вести, обеспечить тебе такую «заводь», удерживать, банально вытирать нос, то на какое-то время это действительно может оказаться именно то, что нужно.

В нашем исследовании речь не идет о политическом тоталитарном синдроме общества, мы изучаем тоталитаризм в частной жизни, то есть в индивидуальной. А это значит, что у каждого свой индивидуальный жизненный путь и мы (психологи и прочие заинтересованные лица) не имеем права давить на этих людей, им надо дать возможность по собственной воле выйти из психологической зависимости, предоставляя необходимую информацию.

- Как строить отношения в личной жизни, в религии, на работе человеку, попадающему в группу риска, в эти сорок процентов?

- Есть проблемы, для избегания которых достаточно только осознавать вероятность их возникновения. Если у тебя есть карта, то, глядя на нее можно понять, куда можно ходить, а куда - нет. Так же человеку нужно знать о том, как устроен социум, и что в нем происходит.

Человек может жить и развиваться, лишь вступая в контакты с разными людьми, разными источниками информации. Проблемы начинаются, когда открытость человека с теми или иными религиозными запросами, исканиями, используется для своих корыстных целей, отличных от запроса человека. Этого можно избежать, если знать о том, что в социуме существует «хищник».

В любом, даже самом здоровом обществе могут появляться организации, группы, отношения в которых построены именно на тоталитарном синдроме и зависимости. Такие группы имеют склонность разрастаться. Фактически их цель - подчинить себе все общество. Надо понимать опасность такой унификации - ведь общество живет, развивается за счет разнообразия. Если тоталитаризм охватывает все общество, то развитие общества прекращается.

Сегодня не существует защиты от психологического насилия ни со стороны законодательства, ни со стороны социальной политики в стране. Надежда только на семью. Любите своих детей в успехах и в неудачах, воспитывайте их, вкладывайте в них душу, не разрывайте эмоциональных связей с ними, и тогда ваши дети останутся с вами на всю жизнь.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.