УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 73 відвідувачів

Теги
Ющенко іконопис Археологія та реставрація забобони Католицька Церква УГКЦ Приїзд Патріарха Кирила в Україну Священний Синод УПЦ комуністи та Церква Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і влада Мазепа церква та політика українська християнська культура Церква і політика молодь постать у Церкві автокефалія краєзнавство церква і суспільство конфлікти Президент Віктор Ющенко Патріарх Алексій II педагогіка милосердя Церква і медицина Предстоятелі Помісних Церков церковна журналістика Києво-Печерська Лавра 1020-річчя Хрещення Русі монастирі та храми України секти Доброчинність розкол в Україні шляхи єднання вибори Вселенський Патріархат УПЦ КП діаспора Голодомор






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Отблески христианского образа. Невыдуманные истории из нашей жизни



«Притвор» (Киев), 12.03.2007

Эти замечательные истории или полуистории нам в редакцию прислала киевлянка, доктор филологических наук Ирина Платоновна Б.. Но автор - не она, а молодая православная христианка Оля. Ирина Платоновна как «спец» и тоже православный человек оценила умение своей доброй знакомой наблюдать за, казалось бы, обыденным течением жизни и предложила ее славные миниатюры широкому кругу читателей Притвора. Сейчас Оля, по словам Ирины Платоновны, живёт как бы вне социума и тратит время и силы на уход за безнадёжно больными. Спасибо Оле за то, что мы тоже имеем возможность посмотреть на мир её наблюдательными глазами. Богат Киев на добрых, чутких, «незаметных» христиан!


Отрывочки из записанных наблюдений

ГОРИЗОНТАЛЬ

Из рассказа бабы Оли


Тут вот принес мне Дмитрий белых грибов, вот таких. Я думаю - возиться с ними, жарить - ну, неохота, отнесу Гале. Несу. По дороге Татьяна: «А это ты куда тащишь?» «Гале.» «Ты что, дура, такие хорошие грибы Гале нести?» «Да» - думаю. Понесла обратно. Поджарила. Позвала Галю - давай, говорю, грибы есть.


Моя маленькая подружка Катька как-то поймала бабочку, посадила ее в баночку и пыталась кормить крошками. Бабушка уговаривала ее отпустить бабочку, объясняла, что бабочки очень хрупкие, что и самой Катьке было бы неприятно, если бы ее посадили в банку, но девочке очень не хотелось расставаться со своим живым сокровищем. Наконец, на следующий день утром бабушка увидела, что Катька тащит бабочку к выходу, обрадовалась и похвалила внучку: «Вот молодец!». «Не такой уж я молодец, бабушка» - с грустным реализмом ответствовала Катька, - «не такая уж она и живая...»


Рассказывает мать, которая одна воспитывает трех сыновей. Сдержанная, логичная, по профессии - врач. «Приходит сын из школы и говорит: «Мама, я хочу собачку.» Я отвечаю: «Сыночек, у нас сейчас нет денег, чтобы прокормить собачку.» А он говорит: «А нам сказали, что ребенок имеет право завести собачку. А если вы не можете завести собачку, не нужно заводить детей.» Я отвечаю: «Хорошо. А если, когда ребенка заводили, были деньги на собачку, а, сейчас, когда ребенок подрос, денег на собачку нет, так что теперь, задушить этого ребенка?» В этих ее словах не было ни капли обиды на сына. Произнесено это было с желанием донести до ребенка всю нелогичность подхваченной им «логики» и просто - с растерянностью.


Две археологические истории

В. в ответ на вопрос, как ее работа в археологической библиотеке: «Да вот, книжку украли. Доцент из города Ч., о котором давно говорят, что он нечист на руку, что особенно заметно в экспедициях, зашел в библиотеку, взял с полки книгу, не записал и быстро вышел. Я выскочила за ним, а он еще быстрей, вышел из здания, перешел улицу, и скрылся. Я так бежала, и не успела. Мы ему через разных людей передавали - верните книгу. Не вернул. Тогда мы на месте книги поставили на полке табличку: «Здесь была книга (название), которую украл доцент такой-то.»


C., об археологической экспедиции в Крыму:
«Места раскопок, прибыльные для бизнеса, расхватываются под постройки, самовольно раздаются местным начальством. Приехал бульдозер, чтобы перекопать. Начальник экспедиции стал перед машиной, и стоял, раскинув руки, пока бульдозер не остановился.»


ТЯЖЕЛЫЙ ЧЕМОДАН

У моей попутчицы в поезде - огромный тяжелый чемодан со сломанными колесиками. Я спрашиваю, будут ли ее встречать. «Не знаю» - пожимает она плечами, - «я сообщила, что приеду.» Из поезда я выхожу первой и снова встречаюсь с ней в вагоне метро. Мы едем в одну сторону, только мне раньше выходить. Едет она одна, никто не встретил, и мне совестно оставлять ее одну наедине с чемоданом, но у меня самой рюкзак и сумка. Я говорю ей об этом и она весело отзывается: «Вы мне ничего не должны, кроме взаимной любви.» Улыбка у нее немного вымученная, но я думаю, стоит уважать мужество, даже если его одевают как маску. Ведь не только злые, но и добрые маски прирастают к лицу.


Обрывок разговора: «...и вы, как женщина...» - «Я не женщина. Я - православная христианка".


ВЕРТИКАЛЬ

Недавно пролистала книжку о Ландау. Знаменитый физик Ландау был человек очень нервный, что часто бывает с талантливыми людьми, и у него были разные причуды. Например, он был уверен, что любая каша несъедобна и никогда не ел каш. Потом он по просьбе своего сотрудника подписал какую-то антисоветскую листовку и его посадили в тюрьму. В тюрьме кормили только пшенной кашей, и Ландау ее не ел. Кончилось тем, что он, продолжая обдумывать свои физические теории, лежал на койке в состоянии крайней дистрофии. И умер бы, если бы его под свою ответственность не вызволил бы Капица.
Во всей этой ситуации есть отблеск христианского образа - «духовная пища», без которой человек гибнет. Каша, разумеется, съедобна. Умирать в результате отказа от каши - нелепо и трагично. Но и считать Ландау полным идиотом - так же нелепо, как нелепо считать, что неверующие глупы во всем уже только потому, что не верят. Этот подход обедняет самих верующих, превращает их в осуждающих невежд. Если человек отказывается есть кашу даже под угрозой смерти, значит, нужно давать ему пока другую пищу... И доверять Богу, который может вызволить его из тюрьмы.


Присутствие Божье

Во ВГИКЕ зарубежную литературу преподавал замечательный профессор В.Я. Это были самые блестящие лекции из всего, что мне довелось слушать по этому предмету. Тонкий интеллектуал, он разбирал судьбы литературных героев с каким-то удивительным благородством, выводы его были часто неожиданны и всегда точны. О нем в институте рассказывали следующее предание. Как-то на лекции он, стоя у окна, произнес: «Здесь герой обращается к Богу... ну, мы с вами знаем, что Бога нет...» И тут на него упала форточка и его увезли в больницу.

Как по-разному Бог обращается к людям. Кому-то даются длительные многолетние объяснения. А такому умному глубокому человеку - такой прямой и решительный способ.


Дар от Господа

Моя знакомая сиделка Н. - человек редкой практической доброты. Она три года проработала у больного, которого приходилось чуть ли не носить на руках, и делала кучу работы, совершенно не входившей в ее обязанности, а измученной жене больного старалась принести цветочки, хотя бы парочку с клумбы.
И Господь за ее простодушную доброту и веру помогает ей так же просто. Как-то, в самые тяжелые времена, когда было трудно заработать даже на еду, и в основном питались кашами, дети ее просили: «Мама, свари рыбку, очень рыбки хочется», а купить было не на что. И вот идет она после работы, уже в темноте, и по дороге спотыкается о какой-то предмет. Смотрит - а это три рыбины, смерзшиеся друг с другом. Наверное, сгружали с машины и уронили. Н. их приняла, как прямой дар от Бога, и когда рассказывала это, от волнения и благодарности слезы выступали у нее на глазах.


Впечатление, которое, может быть, не слишком дерзко будет назвать так:
«О единственном способе преодоления инерции»

Лет восемь назад, собрание интеллигентного прихода одного из московских храмов. Для этого снят большой зал, то ли в каком-то дворце культуры, то ли в другом подобном месте. По окончании люди подходят к гардеробу, выстраивается очередь. Гардеробщица, оставшаяся одна, протестует - то ли требует, чтобы ей помогли, то ли просто хочет, чтобы обслужили себя сами. С нею объясняются, стоят в растерянном ожидании чего-то. Мимо легкой быстрой походкой идет отец Александр, спрашивает, в чем дело. Ему объясняют. «А...» - кивает он, и тут же проходит за стойку гардероба, берет у людей номерки и начинает выдавать пальто. После нескольких минут стопора раздаются возгласы: «Батюшка, да что Вы, давайте я Вас сменю», но он благодушно отмахивается и продолжает приносить пальто. Кто-то пристыжено говорит: «Ну, вот, взять пальто из рук отца Александра...»


Несение креста

Я шла от Казанского храма к выходу из монастыря и вдруг увидела, что несут новый деревянный гроб, а за ним несет крест отец А. Отец А., опытный духовник, к которому на исповедь всегда выстраивается большая очередь. Кресты в монастыре тяжелые, выше человеческого роста, четырехгранные, одна грань около 20 см. К отцу А. подошел кто-то и предложил помочь, но он отказался. Потом я узнала, что умерла духовная дочь отца А. Для меня это было как виденье - вот так батюшки несут наши кресты. Я рассказала об этом другой духовной дочери батюшки, и она добавила: «Да, я вот обижаюсь иногда на отца А., а потом думаю - нет, батюшка все-таки похоронит».


В одном из храмов решили реставрировать небольшую старинную икону Христа. После реставрации в лике явственно проступили черты царя Петра Первого. Царя, о котором до сих пор спорят, больше доброго или злого принес он России. Неизвестно, что руководило иконописцем - человекоугодие, или другие причины, или это просто удивительное совпадение черт. Но настоятель не благословил повесить икону в храме и отправил ее в запасник.
Весь этот случай - как метафора - как же часто мы вместо Христа молимся своему представлению о нем. И еще какому представлению...


Случай, который рассказала моя знакомая паломница из Москвы. Она курила много лет. Постепенно пришла к Богу, стала ходить в церковь, поняла, что курение грех, а бросить не может. Не может и все. Приехала в монастырь, подошла к старцу, заплакала и говорит: «Я курю, а бросить не могу.» Старец ответил: «очень плохо» и дальше сказал что-то вроде того, что можно прочесть в любом журнале - что курить надо бросать постепенно, уменьшать количество сигарет в день и т. д. Она взяла у него благословение, вышла... и больше не курила. Если точнее - через несколько лет закурила еще раз, и сразу бросила после исповеди у духовника.


Еще случай, который рассказала мне паломница из Пскова. В Псково-Печерском монастыре есть батюшка, к которому она обращается за советами и просьбой о молитвах. Когда сын поступал в институт, она страшно волновалась. И вот пришла к институту, и, увидев фамилию сына в списках принятых, не помня себя от радости, затвердила: «Спаси, Господи, батюшку! Спаси, Господи, батюшку!» Потом приехала к батюшке, а он ей с порога: «Да не «Cпаси, Господи, батюшку», а «Cлава Тебе, Господи, слава Тебе!»


Поездка
Нашим друзьям, почти родственникам, тете Маше и Алеше.

Выход за город организовывала мама. Я слышала, как она говорит тете Маше по телефону: «Чудный лес, весной там цвела такая трогательная сон-трава». Сейчас был июль, но решено было поехать в эти места по следам сон-травы. Встретиться договорились в метро у первого вагона. Ровно в назначенное время тетя Маша не появилась и мама, со свойственным нам паникерством, обежала все платформы, решив, что мы могли перепутать место встречи. Через пять минут из вагона вышла тетя Маша. Ослепительно белая, тщательно выглаженная блузка, белые шорты, белые кроссовки с белыми носками сразу придали нашему домашнему походу европейский лоск. Все это так ошеломило меня, что я не сразу заметила Алешу. По дороге к автобусу тетя Маша рассказала, что сначала, как обычно на дачу, натянула на себя старые тренировочные и рубашку, но Алеша, увидев это, потребовал, чтобы она оделась более элегантно, а она в ответ потребовала, чтобы в этом случае он ее сопровождал, так как страна, в которой мы живем, еще не совсем Европа.
Мы вошли в автобус. Народу было довольно много, но маме и тете Маше удалось сесть. Рядом с мамой оказалась какая-то деревенская жительница. В следующей части рассказа позволю себе записать не реальные реплики, а некоторое общее впечатление от происходящего. Дело в том, что название остановки мама не помнила, но была уверена, что узнает ее, потому что располагает всеми необходимыми приметами. На остановке должен был быть санаторий с красной крышей, рядом бетонный забор, а название остановки - какое-то фруктовое. Мама спросила свою соседку. «Красная крыша?» - переспросила та. - «Да-да, конечно, это остановка «Яблочки». «Маша» - обратилась мама к подруге, - «мы выходим на станции «Яблочки». Но что-то маму все-таки беспокоило. Потому что через некоторое время она решила уточнить у попутчицы: «Яблочки» - это там, где длинный бетонный забор?» «Нет» - отозвалась попутчица, - «бетонный забор - это в Вишенках». И начала рассказывать маме - сначала о заборе, потом о санатории, потом - о внуках, к которым она едет. Мама вежливо слушала, время от времени подавая какие-то реплики и одновременно пытаясь решить головоломку. «Маша» - наконец обратилась она к тете Маше с детской доверчивостью полагая, что тетя Маша, с ее решительным характером, найдет выход из любого затруднения. «Я не совсем понимаю, где выходить. Дело в том, что красная крыша - в Яблочках, а серый забор - в Вишенках». Тетя Маша несколько секунд обдумывала поставленную задачу. Быстро оценив, что перенос бетонного забора из Вишенок в Яблочки - дело довольно громоздкое, она попробовала подойти к проблеме с другой стороны. Лицо ее озарилось педагогическим вдохновением, в котором, впрочем, не было ни капли снисходительности, скорее, это было обращение к коллеге-профессору, который, сделав великое открытие, забыл при этом номер своего дома. «Ася» - сказала тетя Маша, вкладывая в свои слова всю свойственную ей доброжелательную убедительность, - «понимаешь, вишенки - это такие маленькие ягодки красного цвета, и висят они на веточке по две-три штуки. А яблоки - в пять раз больше, круглые, твердые и висят по одному». Я посмотрела на маму. Она вслушивалась в слова тети Маши с напряженным вниманием. Я уловила еще один оттенок этой напряженности. Я поняла, что параллельно мама обдумывает вопрос, в какой ситуации японец делает харакири. Потому что при всей своей ненаблюдательности, разницу между вишней и яблоком она кое-как понимала. Но, имея некоторую склонность к обобщениям, запомнив, что в названии остановки есть что-то фруктовое, она тут же выбросила из своей головы частности, которые ее к этому выводу привели.
Между тем, автобус ехал вперед. Мы проехали Яблочки. В Вишенках тетя Маша спросила маму, не узнает ли она местность, но мама пробормотала, что вроде бы это не совсем то. Мамина попутчица продолжала рассказывать истории из своей жизни, и я понимала, что ей будет приятно, если мама доедет с ней до конечной. «Мам», - попросила я, - «давай все-таки где-нибудь выйдем.» Мама обрадовалась, что можно совершить хоть какое-то действие. «Идем к выходу» - скомандовала она. И все мы пробрались к выходу, став около водителя. Вопрос к водителю мама сформулировала попроще: «Скажите, где нам выйти, чтобы погулять по лесу?» «Точно не знаю, может быть, в Грушках?» - предположил водитель. Вопрос был задан мамой довольно громко, и окружавшие нас люди тоже приняли участие в обсуждении, излагая свои мнения об истории и географии района. «Мам,» - тихо пробурчала я, - «может быть, не стоит устраивать конференцию?» «Вот Грушки» - объявил водитель. Мы вышли. «Ну что» - спросила тетя Маша, - «похоже?» «Как-то не очень» - ответила мама, - «может быть, зайти обратно?» Но тут автобус тронулся и мы остались на почти безлюдном шоссе. Вдоль дороги стояли домики, леса не было видно. «Мама»- сказал Алеша - «ну вот, мы вышли не там, где нужно. Почему ты не слушаешь тетю Асю?» Тетя Маша удивилась и несколько растерялась. Еще больше удивилась я. Сочувствуя своей маме, я при этом совершенно не понимала, в какой момент ее можно было послушать. Алеша продолжал: «Тетя Ася сказала тебе выйти в Яблочках - почему ты не вышла?» «Но ведь Ася потом сказала, что нужно выходить в Вишенках.» «Так» - еще более саркастически продолжал Алеша, - «И почему ты не вышла в Вишенках?» «Но ведь Ася сказала, что не узнает остановку...» «Хорошо» - в голосе Алеши появилось что-то от азарта шахматиста, который медленно, но верно готовит противнику мат. «А почему ты вышла в Грушках?» Тут тетя Маша затруднилась с ответом. В Грушках мы вышли как-то стихийно, думаю, именно по той простой причине, что надо же когда-нибудь выходить. Тетя Маша осознавала, что эта причина не имеет логического обоснования, потому молчала, признавая научную критику. « И когда тетя Ася сказала, что нужно зайти обратно, почему ты этого не сделала?» Тетя Маша пробормотала что-то про уехавший автобус, но Алеша взмахом руки отвел этот довод и обобщил: «Потому что ты всегда все делаешь по-своему. Потому что ты никого не слушаешь. Потому что...» Мы с мамой отошли на несколько метров, решив, что разговор принимает семейный характер. Я, как и Алеша, прожила большую часть своей жизни с мамой, потому примерно понимала внутренний смысл происходящего. У Алеши в общении с мамой накопился некоторый опыт. В каких-то других, более серьезных случаях он ей уступал, возможно (это только мое предположение) иногда и в тех, когда нужно было поступить по-своему. И теперь он пытается восстановить равновесие, но, к сожалению, по несуществующему поводу. Мы смотрели на группу посреди шоссе. Тетя Маша в белом костюме жестикулировала, пытаясь что-то объяснить. В то же время как-то чувствовалось, что она гордится Алешиной логичностью, и вообще ей приятно, что у нее такой хороший умный взрослый сын. Стройный Алеша возвышался над нею, и если жесты тети Маши были больше обращены к земле, то Алеша жестами скорее аппелировал к небу. «Мам» - на всякий случай предложила я, - «может быть, тетю Машу пора спасать?» «Нет», - махнула рукой мама - «это у них такое общение.»
Потом мы шли вместе по деревенской дорожке, и я думала, что, кроме всего прочего, убеждения, которые приобретает ребенок в детстве, очень сильны. Одно из таких убеждений, воспитанных у Алеши тетей Машей - что моя мама, а по наследству каким-то образом и я - умные люди. И хотя наша жизнь давно не дает повода для этого вывода, все же очень приятно иметь друзей, которые тебя уважают и любят, ни за что и несмотря ни на что.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.