УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 314 відвідувачів

Теги
Митрополит Володимир (Сабодан) молодь церква та політика Католицька Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну Священний Синод УПЦ комуністи та Церква 1020-річчя Хрещення Русі Доброчинність розкол в Україні педагогіка Вселенський Патріархат УПЦ КП діаспора іконопис монастирі та храми України Голодомор Церква і медицина Президент Віктор Ющенко Патріарх Алексій II Церква і влада Мазепа автокефалія вибори милосердя забобони секти Ющенко постать у Церкві Церква і політика шляхи єднання Археологія та реставрація Предстоятелі Помісних Церков церковна журналістика Києво-Печерська Лавра краєзнавство УГКЦ українська християнська культура церква і суспільство конфлікти






Рейтинг@Mail.ru






«Православный диалог» (Украина): "Наша задача - устранение недоразумений". Беседа с постоянным представителем УАПЦ в Москве архиепископом Уманским Иоанном (Модзалевским)



«Православный диалог» (Украина), Л.Зоря, март 2007

- Известный российский публицист Яков Кротов недавно был принят в юрисдикцию УАПЦ. Скажите, пожалуйста, чем объясняется такое решение руководства УАПЦ. Ведь община, пастырем которой является Кротов, находится в Москве.

- Это деяние является антиканоническим и оно не относится к нашей Церкви. Дело в том, что Кротов был принят в юрисдикцию другой религиозной организации - «Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ (обновленной)». Эта группа не имеет канонического общения с епископатом УАПЦ; в 2003 г. Архиерейский собор УАПЦ отстранил архиепископа Игоря (Исиченко) от управления Харьковско-Полтавской епархией УАПЦ и вывел его из состава епископата нашей Церкви. С тех пор эта группа существует отдельно и должна самостоятельно нести ответственность за свои поступки. Что же касается УАПЦ, то мы уже сделали на этот счет Заявление. Суть этого заявления в том, что группа Игоря Исиченко совершила ошибку, приняв московскую общину в свой состав, так как Россия не является канонической территорией УАПЦ.

- Но на этой же территории расположен и Ваш храм.

- Храм существует при Представительстве УАПЦ в Москве, и имеет статус крестового (так называется домовой храм епископа - ред.). Наш храм - это экстерриториальная структура, наша деятельность имеет представительские, а не пастырско-миссионерские приоритеты. Что же касается общины во имя Святого Духа, возглавляемой Яковом Кротовым, то по своему статусу это обыкновенная община, которая имеет территориальный характер, а следовательно, находясь на территории другой Поместной Церкви, не может быть принята под омофор УАПЦ.

- Я читала Заявление московского Представительства УАПЦ и обратила внимание на тот факт, что в нем частично отражена история взаимоотношений УАПЦ с «истинно-православной церковью» России. Простите, но как получилось, что УАПЦ приняла под свой омофор это сектантское образование?

- УАПЦ переживала тогда трудный период своего исторического развития. Патриарх УАПЦ Димитрий Ярема был пожилым человеком, можно сказать, старцем. И он находился в непростых отношениях с другими епископами УАПЦ. Он был убежден в том, что УАПЦ - это единственная здоровая альтернатива «Киевскому патриархату» во главе с Филаретом, свято верил в то, что ее миссия, ее историческое предназначение - спасти Православие на Западной Украине от унии и филаретовщины. УАПЦ была небольшой юрисдикцией, и не обладала какой-либо политической поддержкой. Поэтому, когда к патриарху Димитрию прибыла группа лиц из России с просьбой «восстановить», как они выражались, апостольское преемство в Российской истинно-православной церкви, патриарх Димитрий наивно решил, что имеет дело с ревнителями Православия. Будучи романтической личностью, он был склонен слишком доверять людям. Поэтому, старец пообещал этой группе, что поставит для них епископа. И все же, являясь пожилым и опытным человеком, он решил самостоятельно найти кандидата в епископы для этой группы. Приблизительно в это же время патриарх Димитрий познакомился со мной. И, в свойственной ему манере «молниеносных» решений, настоятельно предложил мне, еще очень молодому человеку, стать этим самым епископом для России. Я согласился. Согласился, поскольку был очарован личностью патриарха. Я следил за ситуацией на Украине и переживал за судьбу УАПЦ, поскольку видел, что эта Церковь пострадала от Филарета еще в большей степени, чем УПЦ. В УПЦ Филарет украл казну и кафедральный собор. А в УАПЦ - почти все. Устав, епархии, епископов, все храмы...

- И вы потом никогда не жалели, что приняли такое предложение?

- Конечно же, жалел. Создание параллельной Московскому Патриархату структуры в России было огромной ошибкой УАПЦ. Мы не имели права на такой шаг, поскольку он не был оправдан ни с канонической, ни с исторической точки зрения. «Катакомбная» или «истинно-православная церковь» оказалась, по сути, сектантским образованием. Центральной фигурой этого круга был архимандрит Стефан Линицкий. Этот человек довольно долгое время пробыл в Зарубежной Церкви, и поначалу производил впечатление личности с адекватной психикой, но, как оказалось впоследствии, он носил в своем сердце некую фантазию.

- Вы имеете в виду самомнение?

- Самомнение и вообще...фантастическое представление о церковной жизни. Впрочем, это было характерно не только для него. Есть некий непреложный духовный закон. Группы, которые отделяются от церковного большинства, обречены на маргинализацию. История «истинно-православной церкви в России» этому яркий пример. Стихийность и неуправляемость подобных групп, их бесконечное дробление - иррациональны. Во всяком случае, с внешней, социологической, точки зрения очень трудно объяснить, почему одна церковная структура сохраняет единство, а другая - рассыпается вдребезги. Патриарху Димитрию была известна только внешняя канва событий. Но я, как непосредственный их участник, имел возможность рассмотреть жизнь «альтернативного» Православия в России самым внимательным образом. Что же я увидел? Вся затея с «истинно-православной Церковью» была чистой воды авантюрой. Стефан Линицкий оказался человеком с очень специфической ментальностью и фантастическими взглядами на мир. Он был рукоположен епископами УАПЦ, я тоже принимал участие в этой хиротонии. Однако позже, по моему рапорту, патриарх Димитрий отказался признать эту хиротонию действительной и законной. Поэтому Линицкий так никогда и не получил ставленнической грамоты от УАПЦ.

- А чем это объяснялось, ведь рукополагали его именно епископы УАПЦ?

- Попытка распространить свою юрисдикцию на территорию России была антиканоническим актом, и я до сих пор искренне сожалею о том, что участвовал в этом. Думаю, также мыслят и чувствуют и другие епископы УАПЦ, которые имели отношение к этому событию. Однако даже здесь мы пытались создать не «альтернативу», а именно церковную структуру. Поэтому мы придавали большое значение соблюдению канонических правил. Стефан Линицкий был поставлен для служения в Петербурге. Но этого назначения он не принял, оставшись служить в Москве. Таким образом, с нашей точки зрения, не было соблюдено одно из важнейших условий хиротонии. И сначала именно на этом основании ему было отказано в предоставлении грамоты. Другими словами, его хиротония была постфактум признана высшей церковной властью незаконной. Незаконными являются и все последующие поставления в этой группе.

- А каковы были последствия для тех, кто участвовал в этой незаконной хиротонии?

- Я могу отвечать только за себя самого. Лично я переживаю случившееся как свой грех и в нем раскаиваюсь. В то время я был еще весьма молод, как архиерей совсем неопытен, и действовал по благословению своего священноначалия, однако, ни первое, ни второе, ни третье не является оправданием, и не слагает с меня ответственности за происшедшее.

- Но, как я поняла из Заявления представительства УАПЦ в Москве, Вы исполняли благословение предстоятеля УАПЦ?

- Да, действительно, все, что я делал, совершалось по благословению покойного патриарха Димитрия. Я всегда почитал этого иерарха и старался во всем следовать его указаниям. Почему он решился на попытку «восстановить апостольское преемство» в «истинно-православной церкви»? Я думаю, поступая таким образом, он мечтал не об ослаблении российского Православия, а о том, что в близком будущем соберется Поместный собор Русской Церкви, на котором будет восстановлено единство между РПЦ, Зарубежной Церковью и «альтернативными» церковными группами в России. И вот, как бы в преддверии такого собора патриарх Димитрий решил предоставить возможность одной из таких групп существовать в полноценном каноническом формате. Как это можно объяснить? Для нас с вами совершенно очевидно, что взгляд патриарха Димитрия на этот вопрос должен быть признан, как минимум, излишне романтичным. Но дело в том, что ни он, ни я не могли себе представить масштабы церковного возрождения в Московском патриархате и всю ущербность церковной жизни в структурах «альтернативного» Православия в России, имеющих лишь видимость церковности, а на самом деле прячущих бесовскую гордыню под беззаконно восхищенными для себя пустыми пышными титулами, панагиями и крестами. Очень сомнительным тогда выглядела и перспектива воссоединения Патриархата и Русской Православной Церкви Заграницей.

- Аналогичных взглядов, помнится, придерживалась и Зарубежная Церковь.

- Да, в то время идея всероссийского Поместного собора часто озвучивалась именно этой юрисдикцией. И она была популярной. Увлекала эта идея и меня. Однако позже я понял, что идея такого Собора не только утопична, но и опасна. Возобновление единства в церковной жизни России необходимо. Но поскольку группы, находящиеся в расколе, крайне малочисленны, а их догматическое сознание претерпело эволюцию от православного предания к «эллинским» гностическим басням, собирать Собор по такому поводу неуместно. Процесс возвращения к Православной Церкви должен происходить в связи с оздоровлением экклезиологического сознания в самих «альтернативных» группах. И первое, что необходимо, это, чтобы они сами осознали свою духовную и канонико-экклезиологическую неполноценность, чтобы в их собственной среде обнаружилось явное стремление к единству с Церковью.

- По вашим словам понятно, что Вы не считаете себя частью «альтернативного Православия».

- Упаси нас Господь пребывать в «альтернативе» к Его Церкви. Как я уже сказал сегодня, наше Представительство - это экстерриториальная структура и как таковой оно не нарушает целостности канонической территории Русской Православной Церкви. Наш статус - дипломатический, мы представляем УАПЦ в России.

- А какова история Представительства?

- Оно было образовано 27 мая 1997 г. указом патриарха Димитрия. Ранее я подал рапорт на имя святейшего патриарха Димитрия, где описал, что представляет собой церковная группа, именовавшая себя «истинно-православной церковью». В этом документе также содержалась просьба свернуть всякую деятельность УАПЦ на территории России. Это была не просто бюрократическая бумага, формальность. За этим рапортом стоял мой опыт, моя личная трагедия. Патриарх Димитрий обладал удивительным свойством души - сопереживанием. Он сразу же понял, что была совершена ошибка, что присутствие УАПЦ в России, какую бы форму оно не носило, необходимо свернуть. Поэтому в ответ на мое обращение он издал Указ, в котором освобождал меня от послушаний, связанных с «Истинно-Православной церковью». В этой бумаге мне предписывалось продолжение моего епископского служения в качестве представителя УАПЦ в Москве. Одновременно мне был возвращен статус викария Киевской епархии УАПЦ. Однако это было не все. Решение святейшего патриарха Димитрия было намного радикальнее, чем того требовали дипломатические обстоятельства и желание сохранить имидж УАПЦ. Исторический смысл его Указа заключался в том, что в этом документе УАПЦ раз и навсегда утверждала свое признание на территории России только одной церковной юрисдикции - Русской Православной Церкви. Дело в том, что согласно Указу от 27 мая 1997 г., нашему Представительству было благословлено возносить за богослужением после имени нашего кириарха, то есть предстоятеля УАПЦ, имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, и связано оно было с расположением Представительства на канонической территории Русской Православной Церкви. Другими словами, патриарх Димитрий раз и навсегда поставил точку на любых «альтернативных» проектах УАПЦ в России. Стоит напомнить и другой пункт этого исторического Указа, где было сказано, что постоянный Представитель УАПЦ в Москве не имеет права принимать в штат Представительства клириков РПЦ, а также представителей альтернативных ей российских или иных церковных групп, совершать хиротонии или участвовать в них, открывать приходы и даже самостоятельно освящать антиминсы.

- А такие предложения имели место?

- Конечно, ко мне неоднократно обращались с просьбой о принятии в штат Представительства как клирики Московского Патриархата, так и деятели различных «альтернативных» церковных групп. Однако ни одно из прошений не было удовлетворено, это можно проверить, подняв архивные документы из Канцелярии Представительства.

- В свое время в Интернете, кажется, было размещена информация о том, что УАПЦ в Вашем лице так сказать «анафематствовала» Святейшего Патриарха Московского, а оказалось, что Вы возносите его имя за богослужением.

- Я встречался со многими абсурдными обвинениями в свой адрес, но признаться, указанная Вами информация действительно является своего рода шедевром дезинформации. Такой факт не только не имел места, а его просто не могло быть. Наоборот, мы всячески подчеркиваем свое уважение к Предстоятелю Русской Православной Церкви. Наше Представительство никогда и ни при каких обстоятельствах не пошло бы на такой безумный шаг как «анафематствование», а вернее, святотатственное произнесение анафемы на Предстоятеля Русской Церкви. Тем более, что как Вы сами верно заметили, его имя неукоснительно возноситься нами на каждом богослужении. Целью существования нашего Представительства является способствование скорейшему установлению канонических отношений между УАПЦ и Московским Патриархатом. Это задача максимум. А задача минимум - устранение недоразумений, донесение до Православной Церкви в России и церковной общественности позиции УАПЦ в адекватном виде. Одно из таких недоразумений мы устранили сейчас в отношении Якова Кротова.

- Каким Вам видится будущее Вашего Представительства?

- Мне трудно прогнозировать его судьбу. Она зависит от решений высшей церковной власти УАПЦ. Но я могу заверить Вас в том, что до тех пор, пока оно будет существовать и находиться под моим руководством, никаких недружественных шагов в отношении Русской Православной Церкви не будет. Напротив, все наши усилия будут приложены к тому, чтобы отношения между УАПЦ и Русской Церковью всячески улучшались.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.