УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 66 відвідувачів

Теги
Церква і політика церква та політика церква і суспільство Археологія та реставрація комуністи та Церква Священний Синод УПЦ 1020-річчя Хрещення Русі Президент Віктор Ющенко церковна журналістика Вселенський Патріархат вибори шляхи єднання Голодомор Ющенко Мазепа Предстоятелі Помісних Церков українська християнська культура Патріарх Алексій II монастирі та храми України молодь Приїзд Патріарха Кирила в Україну УПЦ КП забобони автокефалія діаспора краєзнавство розкол в Україні Церква і влада Католицька Церква педагогіка Церква і медицина Митрополит Володимир (Сабодан) секти милосердя Доброчинність конфлікти постать у Церкві УГКЦ іконопис Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Петриковские росписи. Секреты сельских мастеров



«Притвор» (Киев), Виталий Цвид, 22.03.2007

Знаете, бывает: старая-престарая, по окна вросшая в землю, считай как могила, хатка, а в ней хозяйка - еще древнее. Помыслами она уже давно в лучшем мире, но, поди ж ты - не призывает Господь. И вот пока еще кто-то кряхтит по ночам, поскрипывает ветхой, как райские ворота, дверью, подливает масла в лампадку - дом каким-то чудом стоит. Но только обитательницу вынесут - люди давно подметили - едва ли не следующим днем опустевшее жилище обваливается. То ли человеческим духом оно скреплялось, то ли крысы с червями дорвались?.. Так вот, горсть оставшихся фабричных - хранители духа фабрики.

Стены из халвы и народной молвы

Из Днепропетровска до села Петриковка час тряски в автобусе. С окна автобуса село пахнет халвой и жареными семечками - вдоль дороги тянется забор подсолнухо-перерабатывающего комбината, весь в надписях типа: «купим у людей семена подсолнуха, реализуем оптом масло» и т.п. Готов поспорить на мешок семечек, что под несчетными слоями облупленной краски скрываются «Бомбоубежище - 100 м», «Слава КПСС!», «Витренко - против НАТО!». Вообще, путнику в Петриковке есть что почитать: «Только один день! - желтеет объявление на столбе у обочины. - Самые низкие цены гарантируем! Меняем желтые часы производства СССР на упаковку носков. Покупаем дорого военные благодарности за взятие и освобождение городов»...
Автостанция «Петриковка» - обычная, разве что без икон, хата с дубовыми, задами отшлифованными лавками, об которые еще фронтовые калеки протезы снимали. Пассажиры сбились в кучку возле единственной батареи. До центра - рукой подать.
Центр Петриковки, как и положено в селе, находится на перекрестке - мимо него не промчится свадебная «Волга», его не обойдет пастух со стадом, стороной не повезут упокоеваться. Здесь людно возле райсовета, универмага, милиции, не ржавеет замок на клубе, дымит труба школьной котельни, на почте бабки за пенсией ругаются. Пообедав с дороги в незатейливом кафе «У Ивана», давайте-ка заглянем в белое двухэтажное здание, что за харчевней. Затягивайтесь по последнему, бросайте свои недокурки, выплевывайте жвачки - мы заходим в храм... искусства.

Шкатулка сокровищ

С виду вроде бы казенного типа постройка из силикатного кирпича - если не не собес, так заготзерно, а войдешь внутрь - поселился бы здесь! Пахнет свежеструганным деревом, вперемешку с лаком и музейной сыростью. (Не к месту подумалось: а ведь такой запах может быть в переходе в вечность - туда уходим тоже в струганных, лакированных)... Будьте здоровы! С непривычки чихаю. Кто бывал в столярном цеху либо на пилораме - знает: аромат еще горячей от пилы древесины до того сладкий, что хочется облизывать распиленные деревяшки.
В просторной, где хоть свадьбу гуляй, комнате четверо барышень разрисовывают большую деревянную шкатулку. Со стороны - будто хирурги склонились над операционным столом, а вместо скальпелей - кисточки. Одна, прищурив глаз, расписывает хвост райской птицы, что щебечет на скрыне, другая мастерица, макнув мизинец в краску, отпечатывает его по углам крышки: раз, два, три...десять - и гроздье рябины готово... Осталось лишь залить росписи воском, чтобы не стирались и можно укладывать в скрыню свой скарб - вышитые рушники под венец, рубашки (на панщину и в церковь), глиняные бусы - подарок пана, наряд, приготовленный в последний путь...
Пора печь протапливать - скоро батько вернется, а в горшках пусто. Ой! - совсем дуреха забыла: печка-то еще не расписана! В такой хате я до старости женихов не дождусь. Покойная мама учила, что над створками, где сажа, малюется вспаханное поле -символ плодородия, по бокам печки - зеленые ветки, «дерево жизни». На дымоходе рисуют райскую птицу... Золотые, красные, оранжевые (какие там еще в раю бывают цвета?), фиолетовые перья художница выводит не обычной кистью, а стебельком рогозы. Эта срезанная на болоте палочка оставляет след с десятками миниатюрных прожилок - точь-в-точь как нежные волоски пера. Быть того не может! Всмотритесь: перышки на сквозняке подрагивают?! Кажется, уткнись в них носом - щекотно будет.
«Оживив» на скрыне жар-птицу, мастерица взялась сажать на отшлифованном дереве зеленые кусты. Для этого нужен другой инструмент, что только в Петриковке умеют делать:
- Волоски на кисточке должны быть ровненькими без завитушек, - художник Наталья Рыбак провела щекой по кончику самодельной кисти, - и чтобы гибкими были, не ломались.
Наталья родилась в Петриковке, здесь же училась в художественной школе, потом в ПТУ по специальности «художественная роспись». По окончании устроилась художником на местную, в ту пору процветающую, фабрику расписных сувениров «Дружба».
- Но через два года, страшно вспомнить, спать перестала. - Наташа отложила кисти. - Каждую ночь один и тот же сон: передо мной гора черных, еще не расписанных шкатулок - я хватаюсь за краски, начинаю размалевывать, а черная гора все растет и растет, пока... не обрушивается на меня. И тут я вскакиваю - с таким криком, что аж собака за окном начинает скулить. Чего уж говорить про мужа под боком? Короче, невмоготу мне стали шкатулки: ни ночью в кровати, ни днем в цеху - ушла с фабрики.
С тех пор - а прошло 26 лет - Наталья Рыбак занимается росписью в Центре народного искусства «Петриківка», приютившем под одной крышей 40 художников-мастеров.
...Гуляя по кривым улицам села, я то и дело присматривался к котам. Особенно к уличным бродягам, как советовала художница Наталья. За некоторыми даже через забор прыгал, вон - штаны подрал, дабы проверить: на месте хвост или у кого-то на кисточке?

Хранители секретов древних технологий

Когда мы спросили у дядьки на велосипеде дорогу к фабрике «Дружба», он опешил, сказал, что она давно не работает, а ежели мы - художники, то «надобно идти в Центр из белого кирпича, который возле «Ивана». Однако, доведавшись, что люди из газеты, мужик поплевал на руку, прилизал волосы и провел нас до самых ворот.
Стандартные железобетонные цехи-коробки в 2-3 этажа, будто умирающий - капельницами и мочеотводами, опутаны кабелями, вентиляциями, вытяжками, сточными трубами. Стены и окна - серые от пыли и грязи, что не чистились годами. И еще серые, потому как все мертвое - серое. В одном из стекол просматривается треугольный вымпел. «Цех - победитель соцсоревнования» - когда-то на нем читалось, награду «обмывали», при вручении целовали, фотографировались с ней. Нынче же вымпел в окне смахивает на тыщу раз стираную тряпку. Молодежь, поди, так и думает: секретарша сушить повесила.
За фабричным забором мы заметили дымок - бомжи что ли греются? Айда, посмотрим... В одноэтажной, похожей на сарай путного хозяина, постройке дышала печь, воздух аж блестел от лака, и за пустым столом сидело четверо людей. Так, наверное, все и начиналось. 48 лет назад.
...Под обустройство сувенирной артели сельсовет выделил петриковскому художнику Федору Панко полуразваленный колхозный сарай. Набросились, утеплили, перекрыли, печь смуровали - и спустя пол года артель «Вільна селянка» дала первую продукцию: матрешки с расписными тарелочками. А еще через пару лет на месте сарая заработала фабрика художественных изделий «Дружба» на 400 рабочих мест...
...Из четырехсот осталось четверо. Знаете, бывает: старая-престарая, по окна вросшая в землю, считай как могила, хатка, а в ней хозяйка - еще древнее. Помыслами она уже давно в лучшем мире, но, поди ж ты - не призывает Господь. И вот пока еще кто-то кряхтит по ночам, поскрипывает ветхой, как райские ворота, дверью, подливает масла в лампадку - дом каким-то чудом стоит. Но только обитательницу вынесут - люди давно подметили - едва ли не следующим днем опустевшее жилище обваливается. То ли человеческим духом оно скреплялось, то ли крысы с червями дорвались?.. Так вот, горсть оставшихся фабричных - хранители духа фабрики. Они хранят секреты дедовского метода изготовления деревянных сувениров и даже икон...

Деревянные калачи - из фабричной печи

...Станок заревел как обычно, жестяное корыто запорошила стружка, будто краска распылялась из пульверизатора, и... на жесть упало полпальца. Резчик вроде даже боли не почувствовал - он понял ЗА ЧТО эта «кара», и главное - ОТ КОГО. Ведь предупреждали: берешься вырезать икону - спроси благословения у священника. «На кой?», - постукивал тогда мастер пальцем по виску. Тем самым пальцем...
...Петриковского художника по дереву зовут Николаем, на выстраданной иконе - образ Николая-Чудотворца, а рассказывал мастер мне об этом - в день святого Николая.
Да, бывает такое. Духовность церковная и духовность «бытовая» не всегда совпадают. Не всё так просто. Но всё-таки интересно, на чём пишут свои произведения петриковчане.
Переодеваемся в спецовки и включаем рубильник! Не пугайтесь, это заревел круглый - переделанная, что ли, бочка для кваса - смеситель. Загляните во внутрь - там вращается секрет петриковских мастеров: нет дерева - выпечем его как пряник. В этой дрожащей, будто колона танков бетономешалке вымешивается «тесто» для заготовок. А «ингредиенты» - опилки (которых на пилорамах девать некуда) и немного крахмала.
Далее готовую смесь накладывают в формы шкатулок, тарелок, горшков и помещают в пресс-печь... А запах-то! Хоть к гостеприимному «Ивану» возвращайся! К аромату жареной картошки не хватает, разве что, лучка.... В горячей печи «тесто» спекается в твердые деревяшки, причем, без всякого отвердителя, клея. Янтарь доводилось держать в руках? Древесная смола - а в производства используется лишь хвойные опилки - запекается в такой же камень. Вот и вся дедовская технология. Осталось покрасить заготовки в черное и... берем в руки кисти! Смелее!

Виталий Цвид

P.S. За гостеприимство и помощь в подготовке репортажа автор благодарит основателя Центра народного искусства, зачинателя Петриковской фабрики художественных изделий Федора Панка, руководителя Центра народного искусства Андрея Пикуша, мастеров народного творчества Наталию Рыбак и Валентину Панко, художников-преподавателей ПТУ № 9 Людмилу Горбулю и Ольгу Дарадан, студентку факультета художественной росписи Дарью Лымарь

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.