УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 74 відвідувачів

Теги
Києво-Печерська Лавра Вселенський Патріархат краєзнавство монастирі та храми України комуністи та Церква церковна журналістика Мазепа іконопис УГКЦ Церква і політика постать у Церкві милосердя українська християнська культура Приїзд Патріарха Кирила в Україну педагогіка конфлікти Священний Синод УПЦ Археологія та реставрація 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко Доброчинність діаспора Католицька Церква шляхи єднання Патріарх Алексій II вибори Голодомор Церква і влада автокефалія Предстоятелі Помісних Церков молодь Митрополит Володимир (Сабодан) секти Президент Віктор Ющенко забобони церква і суспільство Церква і медицина розкол в Україні УПЦ КП церква та політика






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Три пропуска в историческую мифологию



«Зеркало недели» (Украина), Михаил Дубинянский, Суббота, 24 - 30 Марта 2007

О преодолении исторических мифов в Украине говорят и пишут очень много. Увы, пока успехи в этой сфере оставляют желать лучшего. Нередко рьяные борцы со старыми мифами попросту расчищают место для новых. Но если одна кривая абсолютно не похожа на другую, это еще не повод считать ее прямой...

Плохую службу историку оказывает ограниченное понимание самого термина «миф». Часто забывают, что мифы - это не только искажения и фальсификации, касающиеся определенных исторических эпизодов. Это еще и некоторые базовые стереотипы, универсальные психологические уловки, используемые для манипуляции общественным сознанием. С них­то и должен начинать поборник объективного подхода к прошлому. Прежде всего следовало бы разобрать элементарные стереотипы, связанные с историей военнополитических конфликтов, - именно она порождает рекордное число бурных дискуссий и всевозможных спекуляций.

Вечный бой добра со злом

В исторических публикациях, посвященных войнам, революциям, восстаниям etc., нечасто встретишь беспристрастное отношение к участникам конфликта. Как правило, автор безоговорочно отдает свои симпатии одной из сторон. Критерий, предлагаемый для выявления «хороших», весьма прост и понятен широким массам: кто сражается с большим или малым Злом, тот и молодец.

Например, апологеты товарища Сталина охотно приводят следующий аргумент: советский вождь находится вне критики, ибо он одержал победу над Гитлером - кровавым палачом, покрывшим Европу сетью застенков и концлагерей. При этом игнорируется тот факт, что по части лагерей, застенков и массовых убийств «отец народов» не уступал фюреру...

Попытка изобразить «борьбу против» как самодостаточную добродетель занимает центральное место в исторической мифологии. Хотя несостоятельность стереотипа очевидна. Наверное, каждый американский историк знает, что такое «бойня в день святого Валентина».
14 февраля 1929 г. в Чикаго люди Аль Капоне изрешетили автоматными очередями членов банды Моргана. Можно не сомневаться, что в результате чикагские граждане были избавлены от группы опасных гангстеров, грубо попиравших закон. Но это обстоятельство не превращало бойню в торжество правопорядка, а подручных Капоне - в искоренителей преступности.

Иными словами, противодействие любому, даже крайне одиозному врагу еще не дает права на индульгенцию и ореол благодетеля. Важны методы и мотивация борьбы. Нередко объективный анализ фактов приводит нас к выводу, что отнюдь не Добро противостоит Злу, а скорее одно Зло борется с другим за сферы влияния.

Заметим, что гитлеровская Германия и ее сателлиты также вели войну под благородным лозунгом «Крестовый поход против коммунизма». И привлекательный образ спасителя от душегубов-большевиков подходил фюреру ничуть не меньше, чем Сталину - имидж освободителя от душегубов-нацистов. Кстати, некоторые союзники Гитлера успешно прикрывались «антикоммунистическим» реноме и после окончания войны. Например, видные усташи, руководители Независимого государства Хорватия в 1941-1945 гг. Экс-министр внутренних дел НГХ Артукович, осевший в Соединенных Штатах, 40 лет избегал экстрадиции в Югославию, позиционируя себя как бескомпромиссного борца с тоталитарным коммунизмом. Принципы Артуковича могли бы внушить глубокое уважение, если не знать, что и в самом НГХ царил жесточайший тоталитарный режим, который ответственен за геноцид сотен тысяч сербов, евреев и цыган.

Как ни печально, но зачастую мы оказываемся не способны критически оценить борца с одиозной силой. Такова уж особенность человеческой психологии. Перечисление зверств, совершенных марксистскими режимами, автоматически вызывает симпатии к Франко и Пиночету, а рассказы о мирных деревнях, сожженных напалмом, - сочувствие к партизанам-коммунистам из Вьетконга. Сопротивляться подобному эмоциональному порыву очень трудно. Особенно если ваше сознание целенаправленно обрабатывает опытный публицист, стремящийся навязать вам ложную картину битвы Добра и Зла.

Герой и злодейство - вещи несовместимые

Герои или преступники? Бесстрашные патриоты или жестокие убийцы? Такая постановка вопроса предлагается нам всякий раз, когда речь заходит о той или иной армии, партизанском формировании, национально-освободительном движении...

Историки из враждующих лагерей соревнуются в красочном описании ратных подвигов и военных преступлений, пользуясь тем, что рядовой обыватель склонен воспринимать изуверство и героизм как два взаимоисключающих понятия. Насколько справедлив этот стереотип?

Многие думают, что английский король Ричард I был прозван Львиным Сердцем лишь за свою храбрость. Герой III Крестового похода действительно отличался беспримерной отвагой. Но свое прозвище король получил и за крайнюю жестокость: так, не дождавшись обещанного выкупа, он приказал умертвить в Акре более двух тысяч мусульманских заложников. Ричард далеко не единственный пример бесстрашия перед лицом сильного противника и беспощадности к слабым. Оглядываясь на историю военно-политических конфликтов, мы неоднократно наблюдаем сей печальный симбиоз у монархов и воинов и в эпоху Крестовых походов, и тотальных войн ХХ века.

Характерный эпизод описан в мемуарах писателя-правозащитника Льва Копелева. В Германии в 1945 году старший лейтенант Александр Николаев застрелил сержанта, который пытался изнасиловать немецкую девочку-подростка и угрожал подоспевшему офицеру автоматом. Николаева арестовали и бросили в полевую тюрьму. За то, что он остановил насильника? Конечно, нет! За убийство лучшего разведчика полка, удостоенного одного ордена Славы и уже представленного ко второму.

Соседство отваги и бесчеловечности не так уж парадоксально. Нередко оно происходит из одного источника - например, фанатизма. Участники религиозных войн в Европе XVI-XVII вв. были готовы сами погибнуть за веру, но не останавливались и перед безжалостной резней иноверцев. Можно опять-таки вспомнить и хорватских усташей, с равным усердием проливавших за родину свою кровь и кровь сербских женщин и детей.

Зачастую виной всему - деформации психики, ведущие к резкому притуплению и чувства страха, и чувства сострадания. Они особенно характерны для подростков, чье мировоззрение формируется в условиях войны. Тот же Копелев пишет о 17-18-летних юношах из Белоруссии, выросших в годы оккупации, а затем призванных в Красную армию. Смерть и насилие, бывшие неотъемлемым атрибутом их повседневной жизни, превратили многих из них в законченных отморозков. И - отчаянных храбрецов...

Итак, бесспорная отвага, увы, не освобождает от подозрения в зверствах, а жестокость необязательно является синонимом подлости и трусости. Разумеется, нам, привыкшим к хрестоматийным образам благородного героя и бессердечного злодея, нелегко принять эту истину, но надо. А также задуматься: если и в одном бойце вполне могут уживаться героизм и бесчеловечность, насколько корректно раздавать категоричные оценки многотысячным вооруженным формированиям?

Пропаганда = ложь

«Как типичный представитель класса рабовладельцев, Саллюстий приписывает восставшим различные насилия», - так советские редакторы комментировали сообщение знаменитого римского историка о жестокостях, совершавшихся рабами из армии Спартака. Полное отсутствие альтернативной информации не помешало бдительным марксистам дать отповедь клеветнику.

Этот эффективный метод борьбы с «неугодными» свидетельствами активно используется и в современной исторической публицистике. Рецепт несложен: если информация исходит из враждебного лагеря и несет определенную пропагандистскую нагрузку, она отметается как заведомо лживая. Таким образом можно полностью игнорировать рассказы о неблаговидных деяниях казаков Хмельницкого или военнослужащих Красной армии - «измышления польских и еврейских хронистов», «измышления геббельсовской пропаганды»...

Всякому специалисту по пропаганде хорошо известно: полуправда всегда действеннее, чем истина или ложь. Поэтому любая агитационная машина выдает на - гора микст из вымысла и правды. Пропагандист легко прибегает к фальсификации фактов, но с еще большей охотой он эксплуатирует реальные эпизоды, порочащие неприятеля. И знаменитая библейская сентенция о единожды солгавшем, которому нет веры, в данном случае абсолютно неприемлема.

Благодаря безудержной лжи гитлеровская служба пропаганды во главе с Геббельсом завоевала одиозную репутацию. Тем не менее это она предала гласности данные о большевистском голоде 1932-1933 гг. (были задействованы каналы связи с фольксдойче, проживавшими в УССР), о захоронениях жертв НКВД в Харькове, Виннице, Одессе и других городах, об убийстве тысяч польских военнопленных в Катынскому лесу. Конечно, подобная агитпродукция была щедро приправлена нацистскими и антисемитскими лозунгами, но создавали ее на основе реальных фактов.

Сегодня российские шовинисты заявляют о непричастности НКВД к расстрелам в Катыни, противопоставляя неопровержимым документальным свидетельствам тезис о «наследниках доктора Геббельса». К подобной уловке прибегают и неонацисты, отрицающие Холокост. Ведь в годы войны антигитлеровская пропаганда наряду с достоверной информацией нередко оперировала ложными фактами. Циркулировали, в частности, сообщения, будто в нацистских концлагерях людей уничтожают с помощью «пневматического молота», «паровых камер», «электрических ванн». О массовых убийствах электротоком в Освенциме упоминала зимой 1945-го и газета «Правда».

Неонацисты с жадностью хватаются за эти вымыслы, пытаясь дискредитировать любые свидетельства о гитлеровских преступлениях. Мол, вот как бессовестно клеветали на беднягу-фюрера его недруги! Разве можно после этого верить пропагандистским россказням о Холокосте и газовых камерах?!

Полагаю, данный пример красноречиво свидетельствует: подменять изучение фактов гневными тирадами о «пропаганде» и «пропагандистских штампах» недопустимо. Любая информация, даже исходящая из заведомо враждебного источника, заслуживает обстоятельного анализа. Иначе неизбежно сползание к вульгарной исторической мифологии.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.