УКР РУС  


 Головна > Публікації > Невигадані історії  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 107 відвідувачів

Теги
Церква і медицина Священний Синод УПЦ вибори Вселенський Патріархат іконопис церква та політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну українська християнська культура забобони молодь комуністи та Церква Митрополит Володимир (Сабодан) Ющенко Києво-Печерська Лавра автокефалія шляхи єднання конфлікти Мазепа церква і суспільство Доброчинність розкол в Україні постать у Церкві діаспора Археологія та реставрація Церква і політика Католицька Церква УПЦ КП секти 1020-річчя Хрещення Русі Президент Віктор Ющенко Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство педагогіка милосердя монастирі та храми України церковна журналістика УГКЦ Голодомор Патріарх Алексій II






Рейтинг@Mail.ru






«К вам Богородица!»

  06 July 2009


Юлия Коминко
Ко дню празднования Тихвинской иконы Божьей Матери.
 

...На то время Ксюше было двадцать два с половиной. В подобных заведениях она раньше никогда не бывала и в карточке своей значилась как «первородящая». Седьмой день пребывания в столичном роддоме предполагал только два выхода - либо домой, либо в родзал. Срок беременности подходил к концу, но, по Ксюшиному подсчету, доходить еще ей оставалось минимум недели три, а за это время успеть перестирать дома одежду, прибраться, достать из закромов детскую кроватку, припасенную заранее, и купить конверт для новорожденного.

В отделение патологии беременности роддома она попала по чистой случайности...

Показала врачу в женской консультации бордовые отеки на ногах и руках, да и давление прямо в кабинете «подкачало» - 150 на 100. С диагнозом «поздний токсикоз», с уверениями, что если ей «не так уж и плохо», то малышу - в сто раз хуже, она покорно пришла в стационар, где пообещали «три дня подержать и отпустить».

Чудо-капельницы в первый же день пребывания в палате сделали свое дело: отеки сошли, давление спало, зато поднялось настроение, и жизнь, что называется, засияла новыми красками. Читала Иоанна Кронштадского, молилась Богородице о благополучном разрешении беременности, благодарила Бога за то, что избавил от слабости и ужасных отеков, которые мучили в последние месяцы. Познакомилась с соседками по этажу - делились опытом, хихикали доброжелательно, когда одну или двух из них каждый день медсестры под руки препровождали в родзал.

Уже собиралась на выписку, как вдруг оказалось, что при таких низких показателях гемоглобина отпустить ее ни в коем случае не могут. Низкий так низкий - врачам виднее, пусть повышают. Ни с того, ни с сего «заволновался» живот. У одних спросила, у других - с чего бы это могло быть - никто не знал. К вечеру шестого дня пребывания в роддоме живот уже «беспокоил» по полной программе. Ночью от нечего делать медсестра сводила ее к дежурному врачу, а он, бодренький и энергичный, прямо спросил: «Хочешь, сейчас родишь?» «Не-е, я спать лучше пойду», - и проблемы «танцующего живота» были отложены до утра.

На утро вопрос встал ребром: «Может, схватки?»

Всей палатой стали записывать промежутки между Ксюшиными непонятными процессами. Оказалось, семь минут, но гипотеза о схватках все равно упорно не принималась: врачи сказали, что схватки - это нечто такое, что все сразу почувствуют. А тут дело непонятное, не болит, а щекочет разве что.

К концу седьмого дня лечащий посмотрел: «иди рожай», говорит.

И вот, долгожданная предродовая, кругом врачи, акушерки, внимание и участливые вопросы: «Где болит? Как себя чувствуешь?» В палате - шесть кроватей. Та, что ближе всего к выходу - решающая: кого туда кладут, уже через несколько минут уводят в родзал. Ксюшу определили на самую дальнюю - из всех присутствующих она была последней в очереди. Кровать стояла у окна, на улице - середина зимы, снег и сказочная погода, неприятные болевые ощущения прекратились, и Ксюша стала рассматривать находящихся тут же будущих мамочек. Одна истошно кричала, другая громко стонала, третья ходила туда-сюда, бранно ругаясь и злобно выговаривая всем мужикам за муки рождения, которым они являются причиной, но видеть их не желают. У четвертой выявили какую-то патологию и срочно стали готовить к операции.

Видя чужое страдание, Ксюшино сердце сначала екнуло, сжалось, а потом, как единственный способ помочь, стало горячо молиться Богородице о каждой из девушек. Просила заступничества Божьей Матери за незнакомых ей людей, просила укрепить их в страданиях, совсем забыв о том, что эти самые страдания и на нее надвигались...

Незаметно для себя через какое-то время Ксюша осталась в палате одна

На душе была легкость, в сердце - благость, в уме - беззаботность. У всех рожениц все завершилось благополучно, одну за другой, родивших и успокоившихся, их увозили наверх, на шестой этаж, где им надлежало встретиться со своими розовощекими комочками.

Подошла Ксюшина очередь рожать, и тут к ней, последней, роем набежали врачи. Оказалось, что схватки затихли, родовая деятельность не началась, а воды околоплодные отошли уже давным-давно. Поставили стимулирующую капельницу. Все время что-то кололи, прикладывали какой-то аппарат к животу и слушали сердцебиение плода, и опять кололи. Было не больно, было невыносимо. Не кричала, цеплялась за слова Христа: «Женщина, когда родит, терпит муки...» «Господи!..» - терпеть нужно было, вот и терпела.

Врачи, которые ходили вокруг нее, уже переоделись для родзала - белые халаты, смешные шапочки, бахилы на ногах. В этот момент в предродовую забежала медсестра со словами: «Ксеня, тебе передачу принесли...» «Да ка-ка-я пе-ре-да-ча!..» - только и смогла выдавить из себя Ксюша, как вдруг увидела перед собой икону Богородицы. Кто-то, естественно, не зная, что она уже готовится родить и переведена на второй этаж в родильное отделение, привез ей икону Богородицы, а сознательная медсестра, услышав, что девушка в родзале, прибежала и принесла святой образ прямо в предродовую. А сюда передачи просто не приносят! «Девчата, посмотрите, к вам Богородица!» - воскликнула она. Взволнованные Таким посещением, радостно зашумели медсестры и врачи-женщины. «Теперь все будет хорошо, - повторяли они роженице и друг другу. - Все будет хорошо...»

Дальше все было действительно хорошо. Родилась девочка. Все произошло так стремительно и просто, что единственные вопросы, который роженица задавала без конца каждому, кто к ней подходил, были «Это что, все? Уже все? Так быстро?»

У ребенка оказалось двойное обвитие пуповиной вокруг шеи, но никакого вреда ему это не принесло. Счастливую мамочку отвезли в палату, напряженные мышцы потихоньку расслаблялись, физическая усталость одолевала, наконец-то можно было улечься на опустевший живот и провалиться в сон... «Богородице Дево, не оставила меня, Владычица!..»

Забыв о себе и молясь о других, она сподобилась не просто «небесной» помощи, но посещения Божьей Матери в Ее образе «Тихвинском». А на утро та самая, в золотистом сиянии на зеленоватом фоне икона была первым, что увидела Ксюша, проснувшись уже в новом для себя статусе матери.

Автор: Юлия Коминко