УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 67 відвідувачів

Теги
конфлікти милосердя Патріарх Алексій II українська християнська культура церковна журналістика Доброчинність краєзнавство забобони вибори Католицька Церква монастирі та храми України розкол в Україні молодь Голодомор Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація Церква і політика Мазепа іконопис церква та політика діаспора Предстоятелі Помісних Церков Священний Синод УПЦ церква і суспільство шляхи єднання Приїзд Патріарха Кирила в Україну УПЦ КП Церква і влада Церква і медицина 1020-річчя Хрещення Русі Вселенський Патріархат постать у Церкві педагогіка Митрополит Володимир (Сабодан) комуністи та Церква УГКЦ секти Ющенко автокефалія Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Правда» (Запорожье): Безнадежная помощь



«Правда» (Запорожье), Максим Щербина, 19.11.2009

Год за годом работники запорожского хосписа, работая за копейки, стараются скрасить жизнь смертельно больных людей 

Нас можно подтолкнуть к чему угодно – голосовать за правильного кандидата, пользоваться определенным стиральным порошком, употреблять нужные продукты и даже мыслить определенными категориями. Чему нельзя «научить», так это помогать другим. Сегодня в запорожском хосписе «Архангела Михаила» лежит 18 запорожцев, шесть из них – социальные пациенты. То есть, у них нет ни денег, ни даже близких. На днях поступит еще один, затем – еще… Вместе со своими пациентами в прямом смысле слова выживают и сотрудники хосписа, за 69 процентов заработной платы выполняя, может быть, одну из самых важных работ в этой жизни. Но, к сожалению, цепочки, в которых в помощи нуждаются те, кто сам помогает, давно стали для нашей страны данностью. А значит, их просто не замечают…

От имени себя
Я никогда не писал материалы так, чтобы в них присутствовал автор – только события, ситуации, факты, только люди, их проблемы, комментарии чиновников, реакции власти, прочее. Какие-либо выводы или анализ ситуации, если в них есть необходимость, я делал исключительно от имени безличной редакции. В лучшем случае – вкладывал их в уста автора, беспристрастно выполняющего свою работу. Но не в этот раз. Потому что если говорить о хосписе отстраненно, то лучше вообще не говорить – эта тема просто не потерпит безучастного «пришел, увидел, рассказал». Безучастности нет в работниках этого «дома последней надежды», ее нет в ситуациях, которые приводят людей в хоспис, не будет и в этой статье.
Мимо десятой поликлиники я проезжаю каждое утро. Но до этого понедельника и понятия не имел, что на ее территории расположен единственный в Запорожье хоспис. Кстати, о том, что такое хоспис я тоже имел самые смутные представления, почерпнутые, по большей части, из фильма «Достучаться до небес». Уверен, что при мыслях об этой организации не только в моей голове, но и у любого другого человека тут же всплывают такие слова, как проказа или чума, слышатся стоны умирающих, чудятся тяжелые, неприятные запахи... Во всяком случае, аналогичные чувства испытывал редакционный фотограф. А еще я представлял, что как только выйду оттуда, то обязательно буду долго и ожесточенно мыть руки.

На первый взгляд
Именно с такими невеселыми мыслями мы входили в небольшое одноэтажное здание с вывеской «Благотворительное учреждение ХОСПИС «Архангела Михаила». И тут же, с порога, были, признаюсь, немного разочарованы. Светлые коридоры, стандартные лекарственные ароматы, деловито суетящиеся медсестры – на первый взгляд, больница как больница. В некоторых районных поликлиниках и то мрачнее. Даже стонов никаких не слышно.
Несмотря на то, что приехали мы без предварительной договоренности и какого-либо приглашения, директор хосписа Владимир Гальчанский сразу нас принял и с порога спросил: «Что вы знаете о философии хосписа?». Честно признались, что ничего.
– Как известно, советская медицинская доктрина отличалась от общемировой, – начал Владимир Алексеевич. – В частности, врач не имел права говорить пациенту о том, что он смертельно болен. Поэтому практически до самой смерти люди не знали, от чего они умирают. Сегодня же все кардинально изменилось – человек должен знать все о своей болезни: чем он болен, сколько ему осталось, как именно будет протекать болезнь... Поэтому основой философии хосписа является постулат о том, что если врач не может вылечить своего больного, это еще не значит, что он не может ему помочь.
Конечно, зарегистрировать и пролечить онкобольного на первой-второй стадии не составляет большого труда. Но что делать, если пациент обращается с четвертой стадией рака? Ведь в этой ситуации все старания врачей сводятся к тому, чтобы как-то помочь человеку достойно прожить оставшееся время. А если ко всему этому человек еще и одинокий, бедный, социально неадаптированный? Как помочь разобраться с этой трагедией? Именно для этого и были созданы хосписы. В частности и наш запорожский.

С нуля
«Благотворительное учреждение ХОСПИС «Архангела Михаила» создан в нашем городе в 2001 году. Толчком к открытию послужила, мягко говоря, неблагополучная ситуация в украинской онкологии – после чернобыльской катастрофы смерть от рака заняла второе место в структуре заболеваемости. Инициатором создания стал Запорожский горсовет. В учредителях числятся Запорожская областная организация общества Красного Креста, областной Фонд милосердия и здоровья и Украинская Православная церковь Киевского Патриархата. Изначально планировалось 25 мест, 12 из которых будут строго социальными. Все это включалось в так называемую «Городскую комплексную программу».
Под хоспис было выделено здание, построенное в 52-53 году Алюминиевым комбинатом. На ремонт ушла внушительная сумма – обвалившиеся потолки, черные от плесени стены, прогнившая канализация плохо соотносились с новым предназначением одноэтажки.
Финансирование предполагалось частичное. Естественно, с каждым годом все более и более частичное – в этом году перечислено только 69 процентов от запланированной суммы. Все остальные необходимые деньги руководству приходится изыскивать самостоятельно за счет платных больных и благотворительной помощи.
Причину столь печальной финансовой ситуации руководство хосписа видит в двух факторах. Во-первых, очень строгие рамки определения «социальный больной», которое не мешало бы расширить. Чтобы попасть под этот статус надо не иметь ни денег, ни родственников. Шаг в сторону – и человек уже не подходит. Но ведь ситуации у всех разные, и зачастую наличие родственников ничего не значит. Во-вторых, это психологическое отношение людей к самому хоспису, который ни с чем другим как с мучительной смертью не ассоциируется. Доходит до того, что, принимая очередного пациента, приходится умалчивать, куда именно человек попал.
– В общем, на момент создания запорожского хосписа, у нас не было никаких нормативных документов, регламентирующих работу данного заведения, – вспоминает врач. – Да и о самих хосписах знания были обрывочны: слышали, что такие медучреждения есть на западе, знали, что приносят большую пользу, но особой конкретикой никто не располагал. Поэтому поначалу просто набрали стандартный штат терапевтического отделения. Но, как оказалось, работа, предстоявшая персоналу, не имела к терапии никакого отношения – ведь нашим больным нужна не медицинская – медицина здесь уже бессильна, – а паллиативная помощь.
    
Паллиативная помощь по-украински
Сегодня для ухода за больным, в хосписе создается бригада: в нее, кроме врача, входит психолог, духовное лицо, социальный работник. Главное в такой ситуации – комплексный подход. Причем, зачастую в помощи нуждаются не только больные, но и их родственники
– Конечно, у онкологических пациентов на первом месте стоит обезболивание, – признается директор хосписа. – Ведь больные раком на последних стадиях страдают от сильнейшей боли. Именно поэтому сегодня во многих странах и поднимается вопрос эвтаназии.
Но бывает, что и боль – не самый главный враг умирающего. Я уже упоминал, о собственных ощущениях перед походом в хоспис. А теперь представьте, что испытывает человек, который знает, что здесь ему предстоит прожить остаток жизни? 40 процентов невозможно переубедить в том, что в хосписе им будет лучше. Вот такая грустная статистика. Все хотят умирать дома. Конечно, если есть для этого возможности, как материальные, так и психологические, лучше так и поступать. Но практика показывает, что наличие в семье больного, тем более умирающего, практически парализует эту самую семью. Ведь при паллиативной помощи очень важную роль играет систематический подход к тем же уколам, постоянный уход, то же регулярное питание…
– Огромное число случаев, трагических случаев, когда человек в такой ситуации оставался один на один со своей проблемой, – говорят в хосписе. – Здесь же человек обеспечен не только круглосуточным уходом – начиная с ванных процедур и заканчивая перевязками, – но и круглосуточным вниманием. Персонал дежурит даже ночью… За 69 процентов заработной платы.
Положение, на котором работает 18 работников хосписа, – вообще отдельная тема. Цепочки, в которых в помощи нуждаются те, кто сам помогает, давно стали для нашей страны данностью. Ни социального пакета, ни особых надбавок, а больше двадцати процентов бюджета благотворительной организации тратить на административные нужды запрещено законодательно. Хорошо хоть работу сестер оплачивает Красный крест. А тут еще и банк, в котором у медучреждения был счет (злополучная «БИГ Энергия »), на волне кризиса оставил хоспис без средств.
Но несмотря на это запорожский хоспис просто не имеет права закрываться. За 9 месяцев этого года учреждение приняло 35 человек – социальных 27. Большинство «находят» хоспис через территориальные центры социальных служб. Эти учреждения ухаживают за больными, в частности одинокими. Но когда их возможности заканчиваются, они обращаются к «Архангелу Михаилу». Кого-то направляют коллеги Владимира Гальчанского, кому-то хоспис рекомендуют знакомые.

Бог в помощь
Кабинет Владимира Гальчанского ничем не отличается от кабинета любого другого врача – старенький компьютер, папки с бумагами, стол, пара стульев… Единственное, за что цепляется глаз, – небольшая, размером с паспорт, иконка на совершенно голой стене.
– Это наш ангел-хранитель Архангел Михаил, в честь которого и назван благотворительный фонд, – говорит директор. – Ведь основной подход к пациентам у нас религиозно-этический – это чуть ли не единственная методика, которая срабатывает в данной ситуации. Ведь человек, который прощает, всегда будет в хорошем настроении.
Но при этом, по-настоящему верующих в хоспис попадает не так уж много, признается психолог Надежда Кошлан:
– В основном приходится разговаривать на социальном языке. Если человек осознает, что такое мужество, совесть, начинает рефлексировать – это, как не удивительно, поднимает ему настроение. Но к каждому – сугубо индивидуальный подход.
Хоспис не от хорошей жизни не отказывается от любой «душевной» помощи – не важно, какой патриархат, пусть это будет даже какое-нибудь «посольство Божье на Земле» – приходите, занимайтесь с больными, говорят в хосписе. Нередки случаи, когда над постояльцами хосписа берется шефство, и за ними ухаживают как за родными. В данной ситуации для больного на первом месте общение, контакт и любая новая информация.
Я уже упоминал, что работа хосписа – это работа не только с пациентами, но и с их близкими. Поэтому родственникам не столько рекомендуется, сколько вменяется в обязанность регулярное посещение хосписа – иногда в довольно жесткой форме.
На вопрос, можно ли сфотографировать одну из палат, директор отвечает деликатным, но категоричным отказом. Как и отказался Владимир Алексеевич рассказывать истории своих больных – у каждого она своя, пусть своей и останется.
Напоследок работники хосписа просят: «Вы уж напишите о нас пооптимистичнее, а то зачастую журналисты, поднимая эту тему, либо жути нагоняют, либо давят на жалость, красочно выписывая ужасы последних дней жизни. А ведь хоспис – в первую очередь, место, где человеку помогают пережить то, на что все мы до поры до времени закрываем глаза – на конечность этой жизни. Причем, помогают не за деньги – сами знаете, какие у врачей зарплаты – и даже не следуя ставшей в последнее время совсем эфемерной клятве Гиппократа – по началу персонал менялся чуть ли не каждую неделю, – а просто потому, что кто-то должен это делать».

PS: Среди пациентов хосписа есть одна бабушка, которая любит вслух читать свежую и не совсем прессу. Я знаю, что она обязательно прочтет вслух и эту статью – а значит, один по-настоящему неравнодушный читатель у меня уже есть. Поэтому, бабушка, я обращаюсь непосредственно к вам – этот материал написан конкретно и только для вас, а никоим образом ни для одного из жителей миллионного Запорожья. Чиновники, правоохранители, предприниматели и обычные обыватели могут смело пролистывать этот разворот. Потому что, повторюсь, нельзя «научить» помогать другим. 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.