Помогите на зимнюю одежду для моего ребенка | Православіє в Україні :: Інтернет-видання УПЦ

           
УКР РУС  


 Головна  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 166 відвідувачів

Теги
забобони Церква і політика 1020-річчя Хрещення Русі українська християнська культура церковна журналістика УГКЦ конфлікти розкол в Україні педагогіка Священний Синод УПЦ церква та політика Церква і медицина іконопис Доброчинність вибори церква і суспільство монастирі та храми України постать у Церкві Ющенко автокефалія Мазепа Археологія та реставрація краєзнавство Вселенський Патріархат Президент Віктор Ющенко Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) шляхи єднання УПЦ КП діаспора Католицька Церква Предстоятелі Помісних Церков Приїзд Патріарха Кирила в Україну милосердя Церква і влада Голодомор Києво-Печерська Лавра комуністи та Церква молодь секти






Рейтинг@Mail.ru






Помогите на зимнюю одежду для моего ребенка

  10 січня 2007



Где-то в конце ноября - начале декабря 2009 года у центрального входа в Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру стояла женщина среднего возраста. Просто стояла, не глядя на прохожих, словно думаю о чем-то своем и смотря куда-то вдаль.

Одним словом, абсолютно ничем она не обращала на себя внимание окружающих. Просто стояла и все тут.

Я бы, скорее всего, тоже не заметил ее, если бы не одно «но». Мгновенно она оказалась прямо на моем пути. Глядя мне глаза из-под козырька головного убора, произнесла: «Помогите, пожалуйста, на зимнюю одежду моему ребенку».

Позади Новый год, Рождество Христово, мы на пороге празднования Старого-Нового года и далее - Крещения Господнего. А она все стоит у входа в Киево-Печерскую Лавру и подходит к прохожим с той же просьбой.

Вопрос! Почему одна и та же просьба? Никто не дал на одежду или женщина просто подрабатывает и собирает деньги далеко не на для этого?

Как православные христиане, мы должны совершать свои добрые дела тайно, так, чтобы «правая рука не знала, что делает левая» (и наоборот).

Но с другой стороны, давайте на минуточку задумаемся, что чувствуют люди, которые один раз уже помогли ей. Таких в районе Лавры очень много.

Кто-то не может помочь деньгами, но вот одежда и обувь, которые до этого носил кто-нибудь из родных - не проблема.

Появление в душе вопроса, о котором вспоминалось ранее, может стать соблазном для многих. Каким бы ни был ответ, пребывание этой женщины здесь в течении такого длительного времени с одной и той же просьбой, не есть нормальным.

Согласитесь, если зимой это было хоть как-то уместно, так как происходило в первый раз, то вот уже весной, летом, осенью прохожие перестанут воспринимать всерьез этого человека и его просьбу.

Кстати, в некоторых храмах каждый прихожанин может свободно подать объявление, которое будет размещено на специальной доске, для всеобщего обозрения.

Община называется так, потому что люди, входящие в ее состав, призваны совместными усилиями совершать одно общее дело.

Представим себе, как легко решались бы многие проблемы при таком положении вещей.

Вообще, тяжело смотреть на людей, которые выходят на улицу с протянутой рукой действительно по нужде.

И тем сложнее сохранять доброе отношение к тем, кто поставил «прошение милостыни» на конвейер.

Как не понять, что так называемых профессиональных нищих видно за версту: таблички, стульчики, специальные мисочки для мелочи и сумочки для купюр; полумертвые младенцы, прикрываясь которыми, просят деньги те, кому до материнства еще также далеко, как «щуке до космоса». Все это, к сожалению, негативно влияет на прохожих и формирует у них ошибочно-отрицательное отношение ко всем, кого судьба «выбросила» на паперть.

А ведь человек, который действительно что-то пережил, нечто потерял, далеко не сразу дойдет до того, чтобы просить у незнакомых, вряд ли решится протянуть руку и, тем более, шептать, что все это, мол, «Христа ради».

То, что человек вот просто так вышел на улицу и стал просить, говорит о том, что ему совсем не сладко.

А большинство, вполне состоятельных и желающих помочь, прохожих не замечает его. Мешает не пройти мимо и остановиться, глубоко проникший в мировоззрение общества, жесткий стереотип о том, что «попрошайничество» - это чисто коммерческое ремесло, и не более.

Дай всем нам, Боже, разглядеть в этой массе тех, для кого это подвиг и едиснтвенный шанс выжить.