УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 71 відвідувачів

Теги
вибори Приїзд Патріарха Кирила в Україну комуністи та Церква Католицька Церква розкол в Україні діаспора церква та політика Священний Синод УПЦ краєзнавство Митрополит Володимир (Сабодан) секти молодь українська християнська культура УГКЦ церква і суспільство Мазепа Доброчинність Патріарх Алексій II конфлікти забобони постать у Церкві монастирі та храми України педагогіка автокефалія Предстоятелі Помісних Церков Голодомор Вселенський Патріархат церковна журналістика Церква і політика милосердя УПЦ КП іконопис Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі Церква і медицина Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко Церква і влада Археологія та реставрація шляхи єднання






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Юрий Шевчук: «Чем больше обывателей — тем спокойнее в стране»



«Новая» (Украина), Юлия Бойко, 30.12.2009

Я уже не помню, когда у Юрия Юлиановича было все в порядке — то пост, то землетрясение, то с лошади упадет. Пару месяцев назад мы перенесли интервью из-за того, что во время киевского концерта он в очередной раз подвернул ногу. Распухла. Выждала. Гастроли «ДДТ» закончились, собираются засесть на зиму в студии — новый альбом писать. Время появилось. Звоню. «Поговорить обещал, да? Знаете, у меня сейчас такая жопа! Понимаете?» — снова вздыхает. Думаю, надо же подбодрить человека: «Понимаю! У меня тоже». Так и навздыхал Шевчук на целую полосу. Он не несогласный. Он неравнодушный. Потому как поддерживает любой кипеш и ввязывается в бой не за гонорар. Не о себе вздыхает. Есть же такие люди…

— Музыка «ДДТ» обрела новое звучание, стала агрессивнее. В судьбе лидера группы сейчас так же жестко?

— Нет. Просто сейчас настали очень сложные времена, много проблем — и в России, и в Украине, и в мире. Мы как люди неравнодушные об этом поем. Джон Леннон в свое время сказал: «Попса — это когда все хорошо, а рок-н-ролл — когда не очень». Вот в чем разница. Мы пытаемся сформировать прямой и честный взгляд на время, в котором живем.

— Вы говорите о старых проблемах, или появились новые?

— Ну почему новые? Старые остаются. Разве нет никаких проблем? Все хорошо, прекрасная маркиза?!

— Лично у меня — не очень.

— А в Украине?

— В Украине… выборы.

— По-вашему, это не проблема — как сейчас живет страна? Дело даже не в Украине или России. На нашем земном шарике решается масса проблем. Своим творчеством мы поднимаем какие-то вопросы, в том числе отдельно взятой личности.

— Вы считаете свое творчество и жизнь борьбой? Или это громко звучит?

— Ставить слово «борьба» во главу угла может только дурак. Но если тебе что-то не нравится или ты сталкиваешься со злом, естественно, стоит побороться, даже если кто-то считает, что все в порядке и не замечает происходящего вокруг. Такова моя гражданская позиция художника.

«Устаю от борьбы и амбиций. Из лесу — виднее»

— В вашей новой книге стихов «Сольник» мелькают не самые светлые мысли. Например, стихотворение «Амбиций нет». Вы в чем-то разочаровались?

— Нет, ни в чем. В книгу вошли не только новые, а и старые стихи. А что такое стихи? Мысль, сиюминутное ощущение — в сознании возникают какие-то строчки, а ты записываешь: «Амбиций нет. Остался тихий праздник уединенной жизни, несколько котлет, сестрою присланных, да ветер-безобразник, как пьяный сторож, вечно гасит свет». Дело в том, что я часто живу в лесу на даче, где нет ничего, кроме леса, озера и мира — красота вокруг. Поэтому и приходят в голову такие философские мысли. Рано или поздно устаешь от бесконечной борьбы и амбиций, да и не всегда это нужно. Иногда лучше посидеть, подумать о себе, о времени, о небесах, о мире, траву погладить, растущую у порога дома, как кошку по шерсти, с березами поговорить — ощутить единство с этим миром. Потому что природа разумна. По-своему, конечно. «Амбиций нет» — это разговор о суете. Нужна ли она нам? Многие наши современники, и мы с вами, живем в суете и в погоне за какими-то мифологическими целями теряем смысл существования — созидательность.

— Поэтому вы любите писать в лесу, в Лебедевке…

— Вдали от суеты, где ничто не отвлекает. Вам любой художник и писатель скажет, что именно там все и происходит. Это своего рода творческая кухня, лаборатория: можно сосредоточиться, углубиться в размышления, чтобы не превратиться в поверхностного глуповатого болтуна, пишущего ни о чем. Творчество требует внешнего спокойствия. Недаром многие российские писатели жили в подмосковном Переделкине: Пастернак, Окуджава, Чуковский. Из лесу виднее — охватываешь все движения, происходящие в стране и в мире. Суета отвлекает от главных мыслей, а ведь задача художника — размышления о главном. Великий поэт Иосиф Бродский говорил: «Художник, не забывай об истинном масштабе существования» — это моя любимая поговорка. О космизме нашего существования размышляют художники, философы и отцы церкви. Без этих мыслей человек становится телесным и ограниченным существом. Что за масштабы нас окружают, которых мы с вами можем достичь как художники, — главный вопрос человечества. Каждый из нас — отражение Вселенной, в каждом человеке — Господь, а он огромен и безграничен. Вот о чем нужно думать! В пылу борьбы, в земной суете мало кому есть до этого дело. Поэтому художники и живут в лесу (смеется), чтобы думать об этом.

— Вам хотелось бы, чтобы о вас знали только правду? Вы ведь о себе думаете и пишете.

— Конечно, стихи и песни глубоко индивидуальны. Но этот крайний индивидуализм цепляет и других — люди начинают сопереживать творчеству. Таким образом, рождается диалог и какое-то ощущение не- одиночества — это очень важно. Вот чего мне хотелось бы.

— Как-то сказали, что быть обывателем — смерть для вас. Опишите человека, на которого вам страшно походить.

— Он думает о себе, максимум — о своей семье, больше ни о чем. Но эта прослойка общества очень важна в любом государстве. Обыватели — спокойные, уравновешенные люди, которые не впадают в радикализм и не провоцируют кошмаров и социальных потрясений. Не вижу ничего плохого в понятии «обыватель». Чем больше таких людей — тем спокойнее в стране, но есть и другие — художники, которые живут немножко иначе и заставляют этого обывателя подумать не только о себе и своей семье, а и о судьбах страны, мира — подталкивают взглянуть в небеса, задуматься о смысле существования. В обывателе есть много хорошего, но у него узкий кругозор, он живет за забором. Художники стремятся эти заборы раздвинуть.

— Вы нуждаетесь в советах или одобрении?

— Как любая скотина. Точнее, как любой человек. Очень люблю, когда меня чешут за ухом, особенно красивые женские руки. Нуждаюсь, милая, да. Я — человек.

«Сочинять новые псалмы — все равно, что деревья в лесу перекрашивать»

— Что делает песню вечной?

— Я почему-то не слышал вечных песен. Что мы знаем о том, о чем пели люди в Древнем Египте или загадочной мифологической Атлантиде? Фактически ничего. Считаю, что основная задача песни — перевод гениальных мыслей на простой человеческий язык. Не каждому дано прочесть и понять Плутарха, Цицерона, Монтеня, Хайдеггера или Мандельштама. А песенник их мысли очеловечивает, делает понятнее — в этом помогает мелодия. Песня — мгновенная, сиюминутная вещь. Творчество моих коллег, как и любую мою песню, не сравнить с сочинениями Баха, Генделя или Бетховена, с серьезными, мощнейшими размышлениями планетарного масштаба — мы разные.

— Какая религия ближе всего к музыке?

— Любая. Нельзя так ставить вопрос. Религия рассматривает проблемы духовности человечества, благодаря чему рождается и музыка, и поэзия. Их объединяют размышления о главном. Недавно я вернулся с гастролей и посетил буддийский дацан (монастырь), мне там очень понравилось: буддийские барабанщики, эти огромные горны, как трубы Армагеддона, безумный рев в пустынях среди гор — у них замечательная музыка. Или когда муэдзин поет с минарета, призывает всех на службу, — звучит очень страстно и благородно. И наша православная литургия — удивительное искусство. На самом деле все замечательно!

— Среди ваших предков есть представители разных культур.

— Поэтому я интернационалист и никогда не позволю себе оскорбить какую-либо нацию. Во мне действительно много кровей намешано. Я очень уважаю мусульман. Очень! Мой прадед был мулла, его расстреляли при Сталине. Отец с другой стороны — от казаков, украинец, дед — тоже, он был расстрелян (с этой стороны). Я уважительно отношусь к любой конфессии, а сам — православный. Эта религия ближе моей личности. Православие — самая близкая дорога к Богу.

— Вы записали пластинку «Ныне отпущаеши», в которой священник Днепропетровской епархии начитал семь собственных стихотворений, положенных на музыку «ДДТ». Насколько современную форму может принять религия?

— Я считаю, что все закончилось вселенскими соборами. Начиная с Никейского собора, вся литургия была уже достаточно хорошо продумана отцами церкви. Думаю, сейчас светскому человеку сочинять новые псалмы, молитвы и песнопения абсолютно не нужно — это все равно, что модернизировать и перекрашивать в лесу живые деревья. Лес должен оставаться лесом. В любой религии существуют замечательные произведения культуры, выверенные веками и нашими предками, которые, в отличие от нас, занимались этим серьезно и глубоко, поэтому достигли небывалых вершин — и эстетических, и духовных. А древнерусская икона — это же удивительное произведение искусства! Иконы, которые пишут сейчас, не сравнить с работами Рублева или Феофана Грека — все они не того уровня. Так же и современные песнопения. Для меня это как-то не работает.

«Не поддаюсь эмоциям. Мои решения продуманны»

— Вы считаете себя импульсивным человеком?

— Ну, у меня кровь пульсирует, да.

— Вам свойственно сожалеть о каких-то своих поступках? Скажем, вы приезжали на Майдан, ходили на «Марш несогласных». Лично я вас понимаю. Но потом ситуация менялась, и вы уже иначе…

— …главное, чтобы она во мне не изменилась. Мой поход и на Майдан, и на «Марш несогласных» — внутреннее, абсолютно продуманное решение. Я там, где вижу нарушение свободы, прав личности и где люди против этих нарушений в данный момент выступают — я протестую вместе с ними. Это мое личное решение, продуманное, а не принятое под влиянием эмоций. Я прихожу и участвую в этих, мягко говоря, «мероприятиях», чтобы выразить свое мнение о происходящем.

— У вас есть соратники, разделяющие вашу позицию?

— Многие мои соратники, точнее коллеги, считают, что музыкант должен заниматься только музыкой. В принципе, они в чем-то правы, ведь музыка — огромная Вселенная. Ею можно заниматься серьезно, но для того чтобы чего-то достичь, жизни может не хватить. Поэтому музыканта не волнуют гражданские проблемы страны, в которой он живет. Художник — индивидуалист. Я тоже. Но нельзя ограничивать сферу деятельности человека. Ведь, по мнению ребят, с которыми я полемизирую, получается, что плотник должен заниматься только своими рубанками, слесарь — водопроводными трубами, а шофер тупо баранку крутить. Они ограничивают людей, делают из них роботов, не имеющих права говорить о проблемах, создавать гражданское общество. Я чувствую в этой позиции фальшь. Потому что человек гораздо больше.

Ну, занимаешься ты музыкой, но на самом деле рядом мир, люди страдают! Нужно помогать, думать и говорить об этом, быть не только узким профессионалом, а и гражданином своей страны. Вот моя позиция. Кто-то ее поддерживает, кто-то — нет. Сейчас идет спор между рок-н-ролльщиками: такие, как группа «Чайф», Борис Гребенщиков и Гарик Сукачев считают, что музыкант должен посвящать себя исключительно музыке, с другой стороны, есть такие группы, как «ДДТ», Lumen, «Телевизор», которым небезразлична социалка — что едят наши бабушки, как загибаются в коммуналках фронтовики, как живут наши дети, блин! Мы просто хотим жить в нормальной стране, где в результате развивалось бы и искусство. Если об этом не думать, рано или поздно окажешься в рабском государстве, где каждый точит свою гайку, а нами правит какой-то «добрый» Сталин. Понимаете, к чему приводит равнодушие? Поэтому и существует полемика между двумя способами существования музыкантов, художников и артистов балета.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.