УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 65 відвідувачів

Теги
автокефалія українська християнська культура Голодомор Мазепа конфлікти Католицька Церква Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі молодь шляхи єднання Патріарх Алексій II постать у Церкві Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і влада Археологія та реставрація УПЦ КП церква та політика краєзнавство церковна журналістика Приїзд Патріарха Кирила в Україну Києво-Печерська Лавра Вселенський Патріархат розкол в Україні Предстоятелі Помісних Церков УГКЦ Церква і політика іконопис педагогіка вибори Церква і медицина забобони комуністи та Церква секти Доброчинність церква і суспільство Президент Віктор Ющенко Священний Синод УПЦ монастирі та храми України діаспора милосердя






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Как «Новая» просфоры для митрополита пекла



«Новая» (Украина), Виталий Цвид, 13.01.10

Есть у монахов Киево-Печерской обители сокрытые от простых грешных места, где они вышивают золотом ризы, пишут иконы и даже свечной заводик держат. Хотите увидеть настоящую Киево-Печерскую лавру? Нет, не ту, что блестит глянцем в туристических путеводителях, и не ту, которую вам покажут экскурсоводы с разноцветными бейджиками. А настоящую лавру — с ее хозяйством, загашниками, цехами, станками, словом, всеми теми скрытыми колесиками, которые вращают огромный механизм под названием монастырь Киево-Печерская лавра. По глазам вижу, что хотите. Тогда помолимся и айда с нами в обитель.

Ежели зайти в лавру через дальние ворота, именуемые Экономическими, и свернуть в первый же поворот направо, можно увидеть ветхое, осевшее на полэтажа в землю строение с деревянным крыльцом и крутыми, как в лаврской колокольне, ступеньками. Часть верхнего этажа занимает иконописная мастерская в четыре комнатушки. Тишина здесь только не гробовая, а как бы наоборот – райская. Старший над иконописцами – отец Лазарь. Удивительное дело, но лицо старого мастера очень похоже на лики монахов, что на древних фресках. Присмотрелся: в глазах у батюшки нет присущей его возрасту желтизны, мутности – здоровые глаза, светлые. И руки без старческой дряблости — добротные, мастеровые. Вот она, значит, какая, Божья-то благодать. 

 Иконописцем отец Лазарь стал еще в миру, причем случайно. После окончания Львовского института изобразительных искусств учился в Ленинградском художественном училище. Чтоб подзаработать, устроился чернорабочим в иконописную мастерскую – краски разводить, заготовки грунтовать. Растирая в ступе мел, подсматривал за работой мастеров, иной раз сам пробовал, и понемногу – лик за ликом, иконка за иконкой — молодой художник стал иконописцем.

 

Святые иконописцы

Обычно иконы пишутся на липовой доске — пойдет, конечно, и сосна с дубом, но все же липа считается медоносным, то бишь божественным, деревом. Отшлифованная заготовка покрывается левкасом – грунтовкой, замешанной на мелу. Далее приклеивается лист сусального золота (слой куда тоньше детского волоска), что служит фоном будущего святого образа лика, или по-иконописному – светом. И уже поверх золотой фольги, помолясь, мастер кладет первый мазок. .

 

Безусловно, иконопись – удел избранных, но, как оказалось, попасть в их число не так уж сложно. Каждый воцерковленный (кто носит Бога не только на цепочке) человек, не лишенный дара рисования, может научиться писать святые лики.

— Но много ли нынче найдется желающих? – спрашивает отец Лазарь. И поясняет:

— Во-первых, ни в коем случае иконописцу негоже зарабатывать деньги на иконах: только для прожитья – на хлеб да на краски. Богомазы, что три шкуры лупят с заказчика, тем самым накликали на себя беду, а их деньги пропадают. Во-вторых, от приготовления доски и до последнего мазка иконописцу положено поститься – ни тебе скоромной еды, ни женщин, даже если ты не монашеского чина. Многие, скажите мне, такое вынесут?..

 

Церковные кутюрье

Что ж, посмотрели на работу иконописцев – пошли далее. Неподалеку от входа в Ближние пещеры расположена швейная мастерская лавры. Внутри, на первый взгляд, обычный швейный цех: машинки строчат, по углам стоят одноногие безголовые манекены, длинные раскроечные столы и материя, материя, материя… Однако здешние мастерицы отличаются от швей в обычных ателье, где нам укорачивают штаны. Каждая исполняет заказ, что называется, «под ключ»: сама снимает мерку, раскраивает, сшивает, ежели надобно, делает узоры, утюжит готовое изделие. И мастерство здесь требуется не абы какое: не зря у входа в лавру висит объявление, приглашающее на работу швей с опытом работы… не менее 20 лет. .

 

Изготавливают в мастерской монашеское и священнослужительское (иерейское) облачение. Клиенты — студенты духовной семинарии, дьяконы, священники из приходов, послушники, монахи, епископы. Здесь же обшивают и предстоятеля Украинской Православной Церкви митрополита Киевский и всея Украины Владимира.

Атрибутика церковного облачения посложнее будет воинского, так неразличимого для гражданского человека разнообразия мундиров, чинов и погон. Одних лишь цветов богослужебной одежды – семь. В зеленый, к примеру, духовенство облачается в дни празднования преподобных отцов, в желтый – на праздники апостолов и святителей, в красный – на поминовение мучеников. А уж какие названия придумали батюшки для своего одеяния – не сразу и выговоришь. Скажем, на богослужение священник надевает фелонь и епитрахиль. И на голове у него не шапка, а камилавка, или (за заслуги) митра. Монашеский же головной убор на всяк день – скуфья, по праздникам – клобук. Не знаю, к месту или нет, но вспомнилась поговорка: «Жизнь ударит обухом, и поймешь потом: Лучше жить под клобуком, чем под каблуком». А, мужики?

Благословляет мастериц на работу начальник швейной мастерской отец Онуфрий – высокий, лет сорока монах. О таких, казалось бы, простых вещах, как нитки, материи, фасоны, батюшка рассказывает выразительно, с интонацией, будто на проповеди в храме.

— В 21 год беда большая приключилась со мной – думал, не переживу, — глаголит отец Онуфрий. — И как раз в то время в Святогорский монастырь вернули чудотворную икону Божьей Матери Святогорской. Приехал туда, помолился Владычице, и вскоре чудом все мои скорби отошли. Тогда-то я и дал обещание Господу посвятить себя монашеству.

Монах Онуфрий имеет диплом товароведа продовольственных товаров, бухгалтерское образование, закончил духовную семинарию, затем академии и заочно экономико-правовой факультет Донецкого национального университета. А как же по-другому? Митрополита должен обшивать портной с ученой степенью. Между прочим, закройщик костюмов для членов Политбюро ЦК был в чине полковника внутренней службы.

 

Свечной заводик

А далее идем по запаху. Если запахло медом, а точнее, воском, значит, рядом свечной заводик. Помните мечту отца Федора из «12 стульев»? Ниже по Днепру, почти впритык к старой монастырской стене с бойницами, стоит невысокое кирпичное здание. Сразу за дверью — маленькая каптерка для переодевания, слева – склад готовой продукции, а, направо повернув, увидим свечу… длиной 900 метров.

В комнате квадратов на пятьдесят без единого окна прорублена лишь небольшая амбразура для подачи воска. Монастырский свечной заводик из четырех существующих категорий воска использует только две высшие. Монах, здешний начальник, говорит, что наловчился по запаху определять качество свечного сырья. Ведь в старину слепцы как находили монастырь – ноздрями. Причем, они нюхом отличали одну обитель от другой: в лавре много акаций – соответственно и мед с воском там акациевые, а, скажем, в Китаевской обители пчелы собирают пыльцу с каштанов – и запах другой. .

 

Почти всю комнату занимает собственно сам станок по изготовлению свеч. Посередине станины закреплен 100-литровый квадратный бак с подогревом, где расплавляется воск. А на одной с ним оси – сзади и спереди – установлены вращающиеся деревянные катушки (бобины) метровой ширины и диаметром с человека. С одной на другую бобину тянется фитиль – хлопковая нитка (ни в коем случае не синтетическая – потом вонь от горения не перешибешь ни воском, ни ладаном). При вращении катушек фитиль медленно тянется и, провисая, окунается в расплавленный воск. В этом месте и в этот момент зачинается свеча: фитилек натягивает на себя воск. Сначала тоненький слой, на следующем витке утолщается, и после 15-го оборота бобин на выходе из бака рождается «взрослая» свеча без малого километром длиной. Затем автоматическая гильотина рубит ее на одинаковые куски. Их-то мы и ставим «за здравие» да «за упокой».

 

А запах-то!

В просфорню — цех выпечки просфор, по благословению здешнего начальника отца Никифора, я прибыл к шести часам утра. Повернул за угол иконной лавки, что рядом с входом в Дальние пещеры, и вошел в узковатый коридор с потолками высотой в вытянутую руку. Справа – духовочная комната, слева – комната замешивания и лепки теста. Нынче в ней, как в улье на цветочном лугу.

В углу завывает 70-литровая механическая тестомешалка. Вымешенному из муки, воды, соли и дрожжей тесту дают полчаса подрасти, затем послушник двумя руками ловко и смачно отрывает большой тягучий кусок и переносит в раскаточный станок. Это капитанский мостик всей просфорни, и за штурвалом здесь отец Севастиан. Из загрузочного бункера тесто, проползая между двумя вращающимися валиками, выходит равномерным слоем в 2—2,5 см. Прокатанное двухметровое «покрывало» отец Севастиан ловит на ходу и как младенца бережно перекладывает на стол. «Молитвами святых отцов!» — произносит монах, и десяток работников в белых халатах и колпаках, словно доктора в операционный, обступают большой т-образный стол.

В цеху настоящая запарка. На мои «куда это?», «зачем то?» батюшка лишь недовольно кивал головой да указывал взглядом на семинариста, читающего в углу псалмы, мол, помолчи и послушай. И, знаете ли, такое чувство мной овладело: неуместный я тут. И не потому, что под ногами путаюсь, всем мешаю. А оттого, что сунулся сюда со своим грешным, даже не перекрестившимся спросонья рылом, а вместо утренней молитвы обругал водителя маршрутки и всех на свете…

 

И я не трутень

Вылепленные просфоры опрыскивают водой, а затем специальной матрицей, похожей на бухгалтерскую печать, на них делают оттиски узоров. Тиснения бывают в виде икон или надписей: «ІИС-ХС, НИКА» (Иисус Христос – Победитель), БМ (Богоматерь) и др. Что ж, осталось открыть пышущие жаром духовые шкафы и поместить туда наши лепешки. Возле духовок хозяйничает Анатолий – добродушный дядя с небольшой бородкой и ухватистыми руками. Раньше он «занимался по связи на радиозаводе», а теперь во славу Божью трудится в просфорне. Наверное, лучше него в своем деле разбирается разве что Господь Бог, сотворивший этот мир. Надо умудриться уследить за сотнями пекущихся просфор в нескольких духовках: передержишь минуту-другую, и просфоры можно пускать на сухари. Вообще, испеченная по древнему монастырскому рецепту просфора может годами стоять, и цвель ее не тронет. Говорят, хлеб, который берут с собой на орбиту космонавты, готовится по монастырским технологиям. .

 

Когда под молитву отца Севастиана огромные духовки поглотили первые партии просфор, мне стало совсем невмоготу трутнем околачиваться в этом кипучем улье. Спрятал я в карман свой блокнот с карандашом и попросил батюшку пристроить меня к делу.

…Ух, нелегкая это работа — чистить только что вынутые из печи бляхи. Металлическим скребком отдраивал пригар, затем воском намазывал днище. И все в темпе – на остывшей-то бляхе воск не плавится. А в цеху полсотни по Цельсию! Короче, согнувшись над десятой по счету бляхой, думал – сварюсь в собственном поту…

Домой мы возвращались уставшие, но счастливые. Еще бы: потрудились во славу Божью! И вам советуем – в монастырях метелок, лопат для уборки снега, топоров, чтобы колоть дрова, на всех хватит. Было бы желание.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.