УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 415 відвідувачів

Теги
Митрополит Володимир (Сабодан) іконопис Мазепа діаспора секти монастирі та храми України УПЦ КП Церква і політика розкол в Україні Президент Віктор Ющенко Католицька Церква шляхи єднання Голодомор Ющенко комуністи та Церква Священний Синод УПЦ Доброчинність забобони постать у Церкві УГКЦ Церква і влада вибори молодь церква та політика українська християнська культура педагогіка милосердя Патріарх Алексій II Вселенський Патріархат Археологія та реставрація церковна журналістика Предстоятелі Помісних Церков 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну автокефалія краєзнавство Києво-Печерська Лавра Церква і медицина конфлікти церква і суспільство






Рейтинг@Mail.ru






Перед этой иконой молились казаки

Диакон Георгий Скубак

Ровно 270 лет назад в церковной жизни Приднепровья произошло событие, которое стало отправной точкой в истории почитания необыкновенной иконы Пресвятой Богородицы. В 1736 году наши благочестивые предки из Свято-Николаевского храма Новых Кайдак впервые начали благоговейно славить образ Божьей Матери, который с течением времени вошел в историю как «Самарский». За это время святыня пережила много тяжелых минут и достоверно неизвестно, где сейчас находится подлинник...

Первое достоверное письменное свидетельство о местночтимой новокайдакской иконе Божией Матери содержится в «Екатеринославских епархиальных ведомостях» за 1872 год, № 18-20, и принадлежат эти сведения перу епископа Екатеринославского и Таганрогского Феодосия (Макаревского). Сочинение «Краткие сведения о местночтимой иконе Божией Матери» является первым печатным трудом Архипастыря по прибытии на Екатеринославскую кафедру.

Вопрос о происхождении иконы и ее появлении в Новых Кайдаках остается открытым. До наших дней сохранилось только распространенное запорожское предание, которое свидетельствует о том, что эта икона была приобретена казаками-запорожцами где-то на Востоке и оттуда принесена в Сечь как особая святыня. Именно в «Истории о казаках запорожских» князя Мышецкого повествуется, что запорожцы всегда, но более всего в бытность под властью крымских ханов, имели самые близкие отношения с православным востоком. При них всегда был греческий архимандрит, наносили визиты монахи и священники из Иерусалима и Афона, приходившие для сбора милостыни и дарившие запорожцам различные святыни. Известно лишь, что из Сечи чудотворная икона была перенесена в Новые Кайдаки, когда, примерно около 1700 года, произошел ряд событий, связанных с жизнью Запорожской Сечи.

Во-первых, семейные казаки, подданные и крепостные казачества, стали селиться в этой роскошной и безопасной местности, образуя как бы связующее звено между запорожским Кошем и Самарским монастырем. Во-вторых, при уходе казачества из Сечи в Алешки, все больные и немощные казаки переселились частью в Самарский монастырь, а частью в Новый Кайдак. Один из старожилов кайдакских, ктитор Семен Бардадим, оставил воспоминания, что около 1736 года местночтимая икона стояла в прежней, ветхой Новокайдакской церкви в притворе. Но кем и когда была написана икона, когда от кого и по какому случаю принесен образ Пресвятой Богородицы в новокайдакскую церковь, в точности никто не знает.

С 1750 года Новые Кайдаки стали именоваться во всех бумагах городом, а Новокайдакская Свято-Николаевская церковь называться соборной. Когда же начались явления первой чудесной помощи от святой иконы, находившейся в этой церкви, то она была перенесена в алтарь, и находилась за престолом. В 60-х годах XVIII столетия икона уже находилась в алтаре Свято-Николаевской Новокайдакской церкви и почиталась как чудотворная.

В 1768 г. перед иконой молились казаки, отправляясь в Киевское воеводство по воззванию и приглашению послушника Чигиринского Матренинского монастыря, знаменитого Максима Железняка, отстаивать Православную веру и Церковь против ляхов и католиков. А по окончании «уманского» ратного дела, прибыв на родину, в той же Новокайдакской церкви благодарили Царицу Небесную за благополучное возвращение домой.

В 1770 году слухи о чудотворениях и благодатных исцелениях от новокайдакской иконы Божией Матери чрезвычайно усилились и распространились не только на все Запорожье, но и на всю Украину. Возникла необходимость дать делу законный ход, согласно указаниям Духовного регламента и другим предписаниям церковной власти в подобных случаях. В октябре 1770 года настоятель Новокайдакской церкви Федор Фомич официально донес в Кош низового Запорожского войска о чудотворной иконе, находящейся в алтаре.

По повелению кошевого атамана Петра Ивановича Калнишевского и распоряжению наместника, старокайдакского священника Григория Порохни Богородичная икона при многочисленном стечении людей была перенесена из алтаря и установлена посреди церкви у правого клироса в новоустроенном киоте. Сам атаман сделал пожертвование на серебряную, с позолотой и разноцветными камнями ризу, для чествуемой иконы. Факт перенесения иконы из алтаря на новое место являлся, в сущности, открытым признанием ее чудотворности. Но запорожское духовенство опасалось гнева высшего духовного начальства за то, что допустило это признание без синодальных распоряжений. Священник Григорий Порохня пытался донести об этом в Консисторию Киевской митрополии, но кошевой атаман удерживал его.

В 1775 году волей императрицы Екатерины ІІ была упразднена Запорожская Сечь, а через два года, после чего архиепископ Евгений (Булгарис) повелел поместить икону в Архиерейский дом, который находился в Полтавском Кресто-Воздвиженском монастыре. Об этом свидетельствует рапорт Святейшему Синоду от Духовной консистории 2 сентября 1778 года.

Из Полтавского Крестовоздвиженского монастыря с перемещением Преосвященных Славянских Архиереев в Екатеринослав перенесена была и икона и в 1804 г. поставлена на хранение в Архиерейской ризнице.

29 августа 1807 года эконом Архиерейского дома, он же управляющий Самарским Пустынно-Николаевским монастырем, иеромонах Иосиф просил разрешения у архиепископа Платона (Любарского) взять находящиеся без употребления две иконы из Архиерейской ризницы, а именно: Новокайдакскую икону Божией Матери и древнюю икону святителя Николая Чудотворца, и перенести их в Самарский монастырь. Перенесение икон проходило при многолюдном стечении народа, известно также, что, по прибытии в обитель иконы установили на «приличном» для них месте.

Общая радость богомольцев Самарского монастыря вскоре была омрачена. 4 мая 1808 года причт Успенского кафедрального собора во главе с ректором семинарии и присутствующим Консистории протоиереем Иоанном Башинским представил архиепископу Платону (Любарскому) прошение, в котором говорилось о необходимости возврата чудотворной иконы Божией Матери из Самарского монастыря в Успенский собор. Свое прошение он основывал тем, что Успенский собор является преемником Новокайдакской соборной церкви и уже получил от нее в наследство некоторую церковную утварь и даже колокола. Архиепископ Платон решил удовлетворить поданному прошению, отменить свою же резолюцию и вернуть икону. Священник Успенского собора Симеон Чемерисов отправился за иконой, но иеромонах Иосиф и братия монастыря иконы не отдали. Пробыв в Самарском монастыре несколько дней, он так и вернулся ни с чем. Насельников Самарского монастыря поддержало местное население Новомосковска, отправившее депутацию к правящему архиерею с просьбой оставить икону Божией Матери в монастыре и именовать ее отныне Самарской. После продолжительных колебаний Преосвященный Платон склонился на просьбу боголюбивых граждан Новомосковска и 23 июня 1808 года издал соответствующую резолюцию, определив местонахождение иконы в Самарском монастыре. Категоричность резолюции, в которой характеризовался неблагочестивым порядок перенесения святыни с места на место, положила конец спорам и волнениям, как среди духовенства, так и среди народа. С тех пор икона служила украшением и достоянием тихой, уединенной обители.

Икона эта имеет приблизительные следующие размеры: высота около 48 см, ширина около 40 см, доска из липового дерева. Само изображение ее наподобие Ахтырской иконы Божией Матери. Справа написан распятый на Кресте Спаситель, а также Иерусалимский храм Соломонов и запечатанный гроб. Слева - столб, обвитый веревками, копье и трость, сверху на столбе петух. С правой стороны солнце, слева - луна. На иконе также изображены страстные орудия: гвозди, молот, клещи, розга терновая, кувшин, чаша, фонарь, риза со жребиями, терновый венец. Живопись на иконе потемневшая и местами обгорелая. В настоящее время на иконе имеется надпись такого рода: «1) Икона сия Пресвятыя Богородицы славится с 1736 года. 2) Следовательно с того времени протекло до ныне сто лет (значит надпись сия сделана в 1836 г.). 3) Лик святой иконы потемнел от пожара, во пламени коего она уцелела».

После революции 1917 года Самарская обитель была закрыта и сведения об иконе потеряны. Сохранился ли оригинал чудотворного образа или он был уничтожен, достоверно сказать никто не может. Работники исторического музея Днепропетровска утверждают, что древняя икона в данный момент находится у них в архиве. Верующие же склонны предполагать, что, пройдя через черные годы гонений на Церковь и лихолетья войн, образ находится в Свято-Троицком кафедральном соборе города. В Самарском Пустынно-Николаевском мужском монастыре в главном храме обители расположена точная копия иконы. (Образцы разных списков икон Самарской Божьей Матери представлены на фотографиях).

По постановлению Священного Синода УПЦ от 12 марта 1998 года празднование местночтимой «Самарской» иконы Божьей матери приходится на 6 ноября. Такова краткая история чудотворной иконы Божьей Матери Новокайдакской, впоследствии ставшей Самарской.

 

Публикация составлена на основе книг:

- Феодосий (Макаревский), еп. Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии. Церкви и приходы прошедшего XVIII столетия.  Екатеринослав, 1880.

- Екатеринославския Епархиальныя Ведомости. Часть неофициальная. № 18. Пятница, 15 сентября 1872 года. Сс. 287-296; № 19. Воскресенье, 1 октября 1872 года. Сс. 303-311; № 20. Воскресенье, 15 октября 1872 года. Сс. 319-327.

- Феодосий (Макаревский), еп. Самарский, Екатеринославской епархии, Пустынно-Николаевский монастырь. Екатеринослав, 1873.