УКР РУС  


 Головна > Публікації > Поради мирянину  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 89 відвідувачів

Теги
краєзнавство Мазепа Католицька Церква Президент Віктор Ющенко розкол в Україні Предстоятелі Помісних Церков церква і суспільство Священний Синод УПЦ милосердя монастирі та храми України церковна журналістика Археологія та реставрація Доброчинність секти комуністи та Церква українська християнська культура Голодомор Вселенський Патріархат Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) автокефалія іконопис Ющенко УГКЦ шляхи єднання педагогіка Церква і політика вибори конфлікти Церква і медицина 1020-річчя Хрещення Русі діаспора церква та політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну Києво-Печерська Лавра Церква і влада постать у Церкві забобони молодь УПЦ КП






Рейтинг@Mail.ru






Последняя коза, или Как не стать бараном



Протоиерей Александр Авдюгин

Начало каждого нового года - время предсказаний, прогнозов и пророчеств. Причем, последний десяток лет нам усиленно предлагается реинкарнация в какое-либо животное, на которое мы обязательно должны равняться и быть ему подобным, иначе будущие двенадцать месяцев станут для среднестатистического гражданина годом неудач, бед и искушений.

Год следующий - не исключение. Поговорим же о рожках - небольших духовных приобретениях, к которым мы часто, сами того не ведая, стремимся, дабы уподобиться друзьям незабвенной гоголевской Солохи.

Вот уже который год выходит наша православная страничка в самой читаемой городской газете. Почти ежемесячно издается шестнадцатистраничный «Светилен», регулярной становится телепрограмма «Слово Православия», ну а уж о том, что почти в каждом городском поселке ныне есть свой приход, и говорить-то надобности нет. Практически все крестятся в православной Церкви, среди «набора» средств против посетившей болезни - посещение не только поликлиники и очередной ведьмы, но и ближайшей церкви.

Многие освящают свои дома и жилища, развешивают по комнатам иконы, причем, не задумываясь устанавливают лик Спасителя или Божией Матери на телевизор, видимо, для «освящения» вакханалии убийств и жестокостей, а также голых задниц и передниц, что ныне составляет главную часть всей телевизионной тематики.

Наше «православие» и богопочитание включает обязательное посещение храма в день Пасхи, дабы куличи освятить, и на Крещение Господне - святой водицы запасы пополнить.

Для чего еще мы в церковь прибегаем? Когда о Боге вспоминаем? Да при виде покойника! Это особенно часто во второй половине жизни случается. Хотя, Бог весть, для кого вторая половина когда начинается. Хороним-то больше тех, кто по всем внешним признакам еще лет двадцать прожить бы должен.

Здесь мы невольно начинаем креститься и не только землю пухом называть, но и о Царствии Небесном рассуждать, хотя тут же добавляем, что «оттуда» еще никто не возвращался.

Почему это происходит? Да потому, что вид лежащего, изменившегося и не очень приятно пахнувшего усопшего невольно заставляет нас представить себя в этой ипостаси. Каждую домовину мы на себя примериваем. И понимая, что избежать не удастся, что рано или поздно, независимо от качества последнего евроремонта и количества денег в чулке или офшорном банке, придется также лежать и пахнуть, нам становится страшно. Страх этот тем сильнее, чем крепче мы привязаны к благам мiра сего, чем меньше мы думаем «како мне умирать будет», и еще он пропорционально зависим от уровня высоты наших духовных рожек, которые мы в течение жизни с любовью отращиваем.

Начало века XX характеризовалось повальным увлечением атеизмом. Материализм правил творческой интеллигенцией, учеными и политиками. Ныне - все «верующие». Посещение костелов, синагог, мечетей, базилик и церквей - обязательная программа любого визита политиков всех рангов. Простые смертные, неравнодушные к своей духовной будущности, с утра читают гороскопы, к обеденному перерыву, подустав, рассуждают о Христе, вечером же - все сплошь поклонники восточных медитаций, заканчивающейся постельной нирваной.

Современное «продвинутое и деловое» поколение можно охарактеризовать тремя признаками. Первый - неимение Бога в душе и забвение отеческих преданий; второй - жажда стяжательства, вера обещаниям, что хлеб насущный будет добываться без труда (отсюда - доверчивость миллионов людей к высоким процентам банков, ваучерам и «пирамидам»); и, наконец, третий - отсутствие тяги к учению-свету, самообразованию, великим книгам и советам мудрых наставников. Результат подобного отношения к жизни - откровенное язычество, выражающееся конкретно у нас в городе нравственным бесстыдством и похотью, исходящими из-под крыш бывшего универсама на квартале, «бодрствующей» бани напротив неусыпного отдела внутренних дел, и той же «Ровенчанке» с Домом быта, готовыми за гроши продать себя любому служителю диавола.

Откровенное язычество царит в душах наших. Рога бездуховности не только в духовной всеядности, но и в нашем отношении к Церкви и храмам, ее составляющим. Для нас ныне вопрос стоит очень серьёзно. Взамен за малую свободу (возможность строить храмы и молиться в них) с нас потребовали слишком дорогую цену - отдать многострадальную землю нашу на поругание папе и иезуитам, сектантам, гуру, шаманам, ведьмам, извращенцам и проходимцам всех мастей. Именно этими «загальнолюдськими ценностями» одарили нас «гуманнейшие» Европа с Америкой. Очень щедрая «благотворительность»: «На тобі, небоже, що мені негоже».

Богу не нужны ни наши храмы, ни поклоны, ни молебны. Все это нужно нам, чтобы сделать нас христианами. Но мы привыкли падать ниц перед идолами и от христианства усвоили себе только поклонение.

Рабы страстей, разделивши всех на сильных и слабых, на богатых и бедных, на начальников и подчиненных, на господ и прислугу. На ученых и на невежд, на судей и подсудимых и так далее, и определивши свои отношения друг к другу правами и обязанностями, люди и к Богу свои отношения определили тоже как права и обязанности.
Угодничая перед сильными людьми, мы и живую веру в Бога заменили «угождением» Ему. Всегда в душе рабы, мы и слово «раб Божий» поняли в буквальном смысле и христианскую добродетель смирения превратили в душевное холопство, забыв слова Христа: «Я уже не называю вас рабами..... но друзьями» (Ин. 15, 15). И даже стараясь исполнять заповеди Божии и делая добрые дела, мы смотрим на это как на взятку, которую даем Богу, чтобы получить местечко на том свете. Можно ли удивляться после этого тому, что не только люди, но и сами священники даже, принимая Таинства, нисколько не изменяются и остаются все такими же, как были?

Если бы апостол Павел посмотрел на нас, то тоже бы назвал нас имеющими образ благочестия, силы же его отвергшимися (2 Тим. 3, 5).

***

Раньше мне хотелось жить подольше, потом подольше и побогаче, потом подольше, побогаче и поздоровее. И только теперь приходит понимание того, как надо жить - по воле Божией. И это произошло не только потому, что уже тринадцатый год в священном сане, а, прежде всего из-за того, что рога и рожки языческого многобожия заполонили нашу землю и души. Становится страшно, когда мы ставим знак равенства между Церковью, заезжим колдуном, доморощенным экстрасенсом и медиативной кришнаитской практикой.

Мы забываем, что на «том свете», в мире духовном, не только ангелы света пребывают, но и те, которые с копытами, рожками и хвостом, тоже там обретаются. Эта нечисть, так и норовит преобразиться под «Ангела светла», внушить мысль о своей порядочности, нужности и дружелюбии.

Иоанн Златоуст назвал диавола «обезьяной Бога», и вот в дни нынешни и стараются эти обезьяны-бесенята приставить свои рога к мыслям и делам нашим, из кожи вон лезут, понимая, что конец не за горами. Может, стоит посмотреть на себя в зеркало духовное? Не увидится ли в нем рожки, грехами приобретенные? А может, уже развесистые рога стали нашей повседневной одеждой...