УКР РУС  


 Головна > Публікації > Поради мирянину  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 45 відвідувачів

Теги
вибори Президент Віктор Ющенко постать у Церкві Митрополит Володимир (Сабодан) Приїзд Патріарха Кирила в Україну педагогіка забобони Предстоятелі Помісних Церков Церква і влада діаспора УПЦ КП комуністи та Церква Ющенко розкол в Україні Церква і політика шляхи єднання автокефалія українська християнська культура милосердя 1020-річчя Хрещення Русі конфлікти Доброчинність монастирі та храми України Вселенський Патріархат Патріарх Алексій II церковна журналістика краєзнавство УГКЦ Церква і медицина Археологія та реставрація Мазепа церква і суспільство секти Католицька Церква церква та політика молодь Києво-Печерська Лавра іконопис Голодомор Священний Синод УПЦ






Рейтинг@Mail.ru






Последняя коза, или Как не стать бараном



Протоиерей Александр Авдюгин

Начало каждого нового года - время предсказаний, прогнозов и пророчеств. Причем, последний десяток лет нам усиленно предлагается реинкарнация в какое-либо животное, на которое мы обязательно должны равняться и быть ему подобным, иначе будущие двенадцать месяцев станут для среднестатистического гражданина годом неудач, бед и искушений.

Год следующий - не исключение. Поговорим же о рожках - небольших духовных приобретениях, к которым мы часто, сами того не ведая, стремимся, дабы уподобиться друзьям незабвенной гоголевской Солохи.

Вот уже который год выходит наша православная страничка в самой читаемой городской газете. Почти ежемесячно издается шестнадцатистраничный «Светилен», регулярной становится телепрограмма «Слово Православия», ну а уж о том, что почти в каждом городском поселке ныне есть свой приход, и говорить-то надобности нет. Практически все крестятся в православной Церкви, среди «набора» средств против посетившей болезни - посещение не только поликлиники и очередной ведьмы, но и ближайшей церкви.

Многие освящают свои дома и жилища, развешивают по комнатам иконы, причем, не задумываясь устанавливают лик Спасителя или Божией Матери на телевизор, видимо, для «освящения» вакханалии убийств и жестокостей, а также голых задниц и передниц, что ныне составляет главную часть всей телевизионной тематики.

Наше «православие» и богопочитание включает обязательное посещение храма в день Пасхи, дабы куличи освятить, и на Крещение Господне - святой водицы запасы пополнить.

Для чего еще мы в церковь прибегаем? Когда о Боге вспоминаем? Да при виде покойника! Это особенно часто во второй половине жизни случается. Хотя, Бог весть, для кого вторая половина когда начинается. Хороним-то больше тех, кто по всем внешним признакам еще лет двадцать прожить бы должен.

Здесь мы невольно начинаем креститься и не только землю пухом называть, но и о Царствии Небесном рассуждать, хотя тут же добавляем, что «оттуда» еще никто не возвращался.

Почему это происходит? Да потому, что вид лежащего, изменившегося и не очень приятно пахнувшего усопшего невольно заставляет нас представить себя в этой ипостаси. Каждую домовину мы на себя примериваем. И понимая, что избежать не удастся, что рано или поздно, независимо от качества последнего евроремонта и количества денег в чулке или офшорном банке, придется также лежать и пахнуть, нам становится страшно. Страх этот тем сильнее, чем крепче мы привязаны к благам мiра сего, чем меньше мы думаем «како мне умирать будет», и еще он пропорционально зависим от уровня высоты наших духовных рожек, которые мы в течение жизни с любовью отращиваем.

Начало века XX характеризовалось повальным увлечением атеизмом. Материализм правил творческой интеллигенцией, учеными и политиками. Ныне - все «верующие». Посещение костелов, синагог, мечетей, базилик и церквей - обязательная программа любого визита политиков всех рангов. Простые смертные, неравнодушные к своей духовной будущности, с утра читают гороскопы, к обеденному перерыву, подустав, рассуждают о Христе, вечером же - все сплошь поклонники восточных медитаций, заканчивающейся постельной нирваной.

Современное «продвинутое и деловое» поколение можно охарактеризовать тремя признаками. Первый - неимение Бога в душе и забвение отеческих преданий; второй - жажда стяжательства, вера обещаниям, что хлеб насущный будет добываться без труда (отсюда - доверчивость миллионов людей к высоким процентам банков, ваучерам и «пирамидам»); и, наконец, третий - отсутствие тяги к учению-свету, самообразованию, великим книгам и советам мудрых наставников. Результат подобного отношения к жизни - откровенное язычество, выражающееся конкретно у нас в городе нравственным бесстыдством и похотью, исходящими из-под крыш бывшего универсама на квартале, «бодрствующей» бани напротив неусыпного отдела внутренних дел, и той же «Ровенчанке» с Домом быта, готовыми за гроши продать себя любому служителю диавола.

Откровенное язычество царит в душах наших. Рога бездуховности не только в духовной всеядности, но и в нашем отношении к Церкви и храмам, ее составляющим. Для нас ныне вопрос стоит очень серьёзно. Взамен за малую свободу (возможность строить храмы и молиться в них) с нас потребовали слишком дорогую цену - отдать многострадальную землю нашу на поругание папе и иезуитам, сектантам, гуру, шаманам, ведьмам, извращенцам и проходимцам всех мастей. Именно этими «загальнолюдськими ценностями» одарили нас «гуманнейшие» Европа с Америкой. Очень щедрая «благотворительность»: «На тобі, небоже, що мені негоже».

Богу не нужны ни наши храмы, ни поклоны, ни молебны. Все это нужно нам, чтобы сделать нас христианами. Но мы привыкли падать ниц перед идолами и от христианства усвоили себе только поклонение.

Рабы страстей, разделивши всех на сильных и слабых, на богатых и бедных, на начальников и подчиненных, на господ и прислугу. На ученых и на невежд, на судей и подсудимых и так далее, и определивши свои отношения друг к другу правами и обязанностями, люди и к Богу свои отношения определили тоже как права и обязанности.
Угодничая перед сильными людьми, мы и живую веру в Бога заменили «угождением» Ему. Всегда в душе рабы, мы и слово «раб Божий» поняли в буквальном смысле и христианскую добродетель смирения превратили в душевное холопство, забыв слова Христа: «Я уже не называю вас рабами..... но друзьями» (Ин. 15, 15). И даже стараясь исполнять заповеди Божии и делая добрые дела, мы смотрим на это как на взятку, которую даем Богу, чтобы получить местечко на том свете. Можно ли удивляться после этого тому, что не только люди, но и сами священники даже, принимая Таинства, нисколько не изменяются и остаются все такими же, как были?

Если бы апостол Павел посмотрел на нас, то тоже бы назвал нас имеющими образ благочестия, силы же его отвергшимися (2 Тим. 3, 5).

***

Раньше мне хотелось жить подольше, потом подольше и побогаче, потом подольше, побогаче и поздоровее. И только теперь приходит понимание того, как надо жить - по воле Божией. И это произошло не только потому, что уже тринадцатый год в священном сане, а, прежде всего из-за того, что рога и рожки языческого многобожия заполонили нашу землю и души. Становится страшно, когда мы ставим знак равенства между Церковью, заезжим колдуном, доморощенным экстрасенсом и медиативной кришнаитской практикой.

Мы забываем, что на «том свете», в мире духовном, не только ангелы света пребывают, но и те, которые с копытами, рожками и хвостом, тоже там обретаются. Эта нечисть, так и норовит преобразиться под «Ангела светла», внушить мысль о своей порядочности, нужности и дружелюбии.

Иоанн Златоуст назвал диавола «обезьяной Бога», и вот в дни нынешни и стараются эти обезьяны-бесенята приставить свои рога к мыслям и делам нашим, из кожи вон лезут, понимая, что конец не за горами. Может, стоит посмотреть на себя в зеркало духовное? Не увидится ли в нем рожки, грехами приобретенные? А может, уже развесистые рога стали нашей повседневной одеждой...