УКР РУС  


 Головна > Публікації > Поради мирянину  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 97 відвідувачів

Теги
секти Президент Віктор Ющенко церковна журналістика милосердя іконопис автокефалія 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка Києво-Печерська Лавра Церква і політика Священний Синод УПЦ церква і суспільство Мазепа українська християнська культура діаспора краєзнавство розкол в Україні Патріарх Алексій II Приїзд Патріарха Кирила в Україну молодь конфлікти Голодомор церква та політика забобони УПЦ КП вибори Предстоятелі Помісних Церков УГКЦ постать у Церкві монастирі та храми України шляхи єднання Церква і медицина Католицька Церква Ющенко Доброчинність Археологія та реставрація комуністи та Церква Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






На пути к взрослой духовности

  12 December 2007


Архимандрит Аввакум из Кременчуга (Полтавская область)

«Все исчезнет в этом мире, как трава и цвет в полях,
Бедный в рубе, царь в порфире - обратятся оба в прах!»

Такой духовный кант-«псалму» пели странники в Почаеве, и радостный аккорд в ней не могу не привести здесь же: «Небом должно мне пленяться, и с надеждой в Боге жить, Верой в Бога утверждаться и с Ним в Вечном Мире быть!»

Есть ли что не исчезающее в этом тленном мире?

Поиск гармонии на земле лишен смысла, нам лишь приходится созерцать всеразрушающую ярость времени. Но один мудрец говорил: над чем ты будешь сосредотачивать свое внимание в течение всей жизни, там окажешься и по смерти. Зернистая мысль!

***

Ходжа Насреддин закопал клад в поле. Через год деньги понадобились. И вот он ходит по полю, нервничает, ищет-рыщет: то там покопает, то там. Знакомые его видят, смеются: «Что ты, Ходжа, делаешь? Хочешь, наверное, поле ископать!» «Ищу свой клад». «А признак на местности ты какой оставил: столбец, камень, веточку, предмет или что-нибудь другое?» «Да. В тот день и в то время, когда я зарывал клад, над тем местом в поле стояла тень от облачка! Я решил, что этой приметы довольно. А теперь вижу, что ни клада, ни облачка нет и в помине!»

Проблеме вечности и преходящести была посвящена передача телеканала «Дискавери»

Обсуждалась проблема, что если на контейнеры с ядерными отходами, захороненные в шахтах, через пять-семь тысячелетий наткнутся наши потомки, то какое надписание, какой знак, предупреждающий об опасности, им нужно оставить?

Если мыслить плоско и близоруко, то можно на современном международном - английском - отштамповать, надписать и забыть. Но когда этот английский стал международным? - В ХІХ веке, совсем недавно. А до него в моде были французский и немецкий, латинский и греческий. Ведь, не будем строить иллюзий, все моды, в том числе и на письмена - преходящи. Наша сегодняшняя речь, наши знаки и буквы станут со временем мертвыми клинописными табличками, их редко кто уже сможет прочесть. Память человеческая недолговечна, времена - скоротекущи. То, что сегодня всем ясно, внятно и понятно, завтра будет таинственно и загадочно. Через каких-то пару тысяч лет наши литеры-иероглифы никто не прочтет или прочитает с большим трудом. - Нет памяти у смерти.

Как быть? Захоронение ядерных отходов: какой предупредительный знак об опасности оставить потомкам? Вопрос остается открытым.

Весточка из ада

Будучи в 30-е годы ХХ века заключенными на Соловках, Дмитрий Лихачев и Юлиан Короленко пожелали оставить надпись на валуне. Они понимали, что вряд ли выйдут отсюда живыми и посему желали оставить хоть такую о себе память - передать потомкам весточку из ада концлагеря. Юлиан Короленко там и погиб. Лихачеву в жизни повезло больше: его перевели на строительство Беломоро-Балтийского канала, и таким образом он остался жив.

Прошло 60 лет. Дмитрий Сергеевич, посетив в 1990-х годах Соловки, пошел искать тот памятный валун. Он очень хорошо и точно знал местность, помнил его местоположение. Отсчитал столько-то сотен шагов от угловой башни, повернул сюда, повернул туда. Но огромного валуна с надписью так и не нашел. Все изменилось и в его восприятии, да и сама местность как-то обмелела, посерела, стала не той. Выросли другие деревья. Хотя камень оставался лежать в лесу там, где и лежал. Его отыскали позже студенты и фото преподнесли Дмитрию Сергеевичу.

Чудеса церковнославянского

9 октября 2007 года правил похорон у нас в Крюкове и увидел племянницу бабки Пашки (Иванюк Параскева Самсоновна). Точно вылитая копия моей сподвижницы по 80-м годам!

Воспоминания нахлынули с неимоверной силой. Земно кланяюсь ей. Сколько мы с ней выездили на похорона. Пашка, кроме того, что была певчая, еще читала Псалтырь над покойными.

Был случай. В молодости вследствие испуга она стала сильно заикаться, одна монахиня из Козельщинского монастыря посоветовала ей простой и доступный способ исцеления: учиться читать по-церковнославянски. Стала читать, и странно чудо - заикание прошло. Как рукой сняло.

Мы, православные, на просторах СНГ выступаем как хранители славянской традиции

Только в нашей церкви можно еще найти книги на славянском языке. Хотя в отношении сохранения традиций во мне борются два противоречивых чувства: с одной стороны традиции необходимо хранить. Кому же, как не нам, православным церковникам! К протестантам зайди, там у них тщетно искать преданья старины глубокой. Не найдешь. Только и только у нас, в Православной Церкви, можно найти, увидеть древние книги.

С другой стороны, нас, наше богослужение, все меньше и меньше понимает современный мир. И труднейшая задача Церкви - совместить, сочетать в себе богатство древлехранилища и модерн.

Открыл как-то «Киевскую Псалтирь» 1440 года...

Думал, славянский я знаю довольно сносно, почитаю. Начал читать, эге! Еле бреду по «Псалтири», едва плетусь по предложению, всматриваюсь и отгадываю почти каждое слово, да что там слово, почти каждую букву! С трудом прочитываю. Увидел там украинизм: «тобе», вместо нашего обычного русифицированного церковнославянского «тебе».

Что говорить о Псалтири 1400 года, когда и в современном церковнославянском языке, вследствие неизбежности смысловых потерь при переводе да и нашей умственной косности, вкрались массы неточностей и искажений смыслов. Каждый из писателей Священного Писания: будь-то древний иудей или грек, несли на страницы текста энергию своего духа, духа своего народа, заключенную в знаках, символах. Подвижки духа, пульсации ментальной энергии очень различаются в разных цивилизациях, культурах и эпохах. Что хотел сказать, выразить, изобразить древний, то уже с трудом может уразуметь современный цивилизованный человек.

Иллюстративный материал есть у меня на сегодня такой...

Прокимен Литургии в пятницу: «Господь воцарися, да гневаются людие».

Правильно в еврейском: «Господь воцарится да трепещут народы» (Пс. 98,1).

«Яко толща земли проседеся на земли, расточишася кости их при аде». Абракадабра псалма. Не привожу здесь намеренно русский перевод, если у читающего есть хоть тень книжности, поищите его сами: Пс.140, 7.

В служебнике Литургии Иоанна Златоустого есть молитва на Евхаристическом каноне, где ошибка кочует из столетия в столетие, многими священнослужителями читаемая и так до сих пор никем не исправленная: «...Аще и предстоят Тебе тысящи архангелов и тьмы ангелов!» Архангелов всего восемь! Какие тысячи?

«Но, всегда добре гоните и друг ко другу и ко всем» (Солун. 5, 15), «Чадо Тимофее, гони правду, любовь, веру, благочестие» (1 Тим. 6, 11). Люди добрые, нельзя же, чтобы современный человек, читая текст, извлекал из него совершенно противоположный смысл! Мало того, кощунственный. Исправление просто кричаще неизбежно: «Чадо Тимофее гони правду»!? Не лучше ли все-таки читать правильно: «Чадо Тимофее твори правду»?

Мало того, что слово «гони» утратило свой первоначальный смысл, так сейчас оно еще является составляющим банального развязного слэнга. Помню, как однажды проводница вошла в вагон и торжественно слэнганула: «Ану, товарищи пассажиры, гоните деньги сюда!»

С другой стороны, переходы на современные понимаемые языки в ХХ веке не вызвали такую желанную волну пробуждения религиозности, притока людей в храмы. Отнюдь нет. В некоторых епархиях были и сейчас предпринимаются попытки читать Священное Писание во время  Литургии не на церковнославянском, как у нас принято, а на русском. Вот, думали, люди уразумеют Истину и повалят в храмы на свет простоты и ясности. Идеалисты эти жестоко ошиблись. В храмы приходят каждый со своим «эго», ближе к телу, сугубо личным: помолиться о здравии или о упокоении родных, поплакаться, ощутив в душе томяще-щемящее чувство расставания, что-то в праздник посвятить, покрестить. И уходят из храмов «со своим» близко к телу, личным. Люди мира религию воспринимают очень и очень эмоционально, лично-чувственно. И им, простым людям, дела нет, сколько там те, древние евреи, томились в рабстве в Египте, или как долго их водил по пустыне Моисей. Это для них настолько далеко и чуждо, как песок на Луне или Марсе.

Мы видим что сейчас и всепонятный, всеобясняющий Библию протестантский мир, растолковывающий, разжевывающий и чуть ли не в рот кладущий, войдя вот уже в третье тысячелетие, явно ощутил надлом в своей евангелизационной прыти. Как ни крути, верти, а христианская идея и Церковь - древние как мир. И мы, верующие, в какие бы современные костюмчики с галстучками не рядились под стать этому миру, или в какие бы молодежные джинсовки не втискивались и хард-роковые гитары не брали в руки, все равно являемся старомодными проповедниками Вечного Евангелия. Мир людской, который во зле лежит, жаждущий калейдоскопичной быстроты смены картинок, новизны, перемен, интуитивно распознает в нас чужаков, и не принимает. «В мире скорбны будете».

Свою историю и традиции необходимо хранить

И кому же, скажите, это делать, как не Церкви отеческой, православной? А то американские проповедники, наехавшие в 1990-е, говорили нам, славянам, что вы, мол, чуть ли не дикари, вышедшие из Брянских или Древлянских лесов, не имеющие своих духовных корней, даже духовной литературы, и вас надобно с нуля начинать просвещать. Масла этому подлили в огонь Лесков, литературный критик Суворин, сказавшие: «Русь была крещена, но не просвещена». Откуда они, люди будто-бы книжные, это все выкопали? Такую нелепую мысль! Это дало проповедникам повод спекулировать на теме якобы фатальной неучености, некнижности славян.

Откуда им, иностранцам, было знать о нашем великом духовном наследии, когда многие из них то и дело хвалятся, что читают только и лишь одну Библию. А святитель Филарет Московский говорил: «Я с великим подозрением отношусь к тому человеку, который постоянно хвалится, что читает одну единственную книгу. Пусть бы этой книгой была даже и Библия!»

В современном информационном мире чтения одной Библии, согласимся честно, очень и очень, недостаточно. Это грозит узостью взгляда на истину, фанатизмом, глупостью и тупостью. Что не преминуло подтвердиться.

Что славяне не знали Библии, это в действительности не так

Со времен Киевской Руси, когда тексты Писания переписывались от руки, мы имеем разрозненные образцы книг: литургийные рукописные Евангелия, Апостол и вышеупомянутую Киевскую Псалтырь.

С приходом типографской печати, когда возможности расширились, было несколько знаменитых славянских изданий Священного Писания: Острожская Библия, Библия Франциска Скорины, Елизаветинская, и Русская. Мы, славяне, имеем богатейшее живое околобиблейское литературное наследие.

Намеренно опуская Летописи, Жития и «Слово о полку Игореве», остановлюсь лишь на духовно-богословских трактатах и Словах. Тут и «Слово о Законе и Благодати» митрополита Киевского Иллариона, «Хождения игумена Даниила», «Слово к простой чади» Владимира Мономаха, Слово Епифания Премудрого к Кириллу Тверскому, «Сказание как сотворил Бог Адама», «Беседа трех Святителей», «Слова» и «Притчи» Кирилла Туровского и список сей можно продлить до нескольких десятков... Так что только недальновиден, некнижен и злохудожен ум может говорить, что в эпоху Киевской Руси, эпоху становления христианства никакая духовная мысль не пульсировала в умах и сердцах наших праотец - древних славян.

Пульсировала и очень сильно.

Верно одно - была очень низкая грамотность населения. Да, это правда.  Только монастыри были оплотом грамотности, книжности и письменности. Там же в них книги писались и создавались. Остальное население, за малыми и незначительными исключениями, было некнижно и «просто» умом. Так, здравствуйте, а население западной Европы тех лет, что было лучше, просвещеннее, что ли? То был общий для всех уровень.

Вечность и преходящесть постоянно противоборствуют...

И человек активно включен в эту борьбу. Один профессор, выступая перед широкой народной аудиторией на тему: «Вселенная, галактики, планеты», заметил, что, по подсчетам ученых, солнечная система, а вместе с нею и наша с вами Земля просуществуют еще где-то четыре биллиона лет. Пожилая мисс Линдстон, сидевшая в первых рядах, вся изменилась на лице, затряслась, замахала веером, заходилась в конвульсиях, осунулась и вот-вот уже была близка к обмороку. Профессор это заметил и спросил:

- Что с вами, леди? Вам помочь?

- Нет-нет, что вы, справлюсь сама, - отнекнулась мисс Линдстон. - Вы только, пожалуйста, повторитесь, сколько просуществует планета Земля?

- Я же внятно и членораздельно сказал: четыре биллиона лет!

- Слава Богу, от души отлегло. А то первый раз мне послышалось всего четыре миллиона, а я еще так многого не завершила, не доделала в своей жизни! Спасибо вам за продление срока бытия!

Надпись на дверях библиотеки в Нурсии: «Это место, где мертвые открывают глаза живым»...

Видя всюду в мире всеразрушающее торжество суеты, мы, духовные люди, не отвергая предшествующее, но черпая из прошлого духовные токи, должны всеми силами души созидать целостность, богатство своего духа, Царство Божие, которое, как ясно и внятно сказал Господь наш Иисус Христос, «не придет приметным образом и нельзя сказать: вот оно там, или вот оно здесь, но Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17, 20). Созидать его при помощи Божией есть задача, цель и дело рук наших. Вот, что самое важное в жизни.

Когда, после всех наших жизненных «геройских» (конечно же, в кавычках) свершений, неумолимо, неминуемо придет болезнь, старость, тревоги и немощь, из которых уже будет виден простор вечности, к тому времени мы уже должны взрастить, возгреть силу духа, горение, сияние Царства Божия в себе настолько, чтобы не нуждаться ни в каких психологах, сиделках и посиделках возле себя. Важный момент освобождения от страданий, как учат Святые Отцы - непривязанность к земному, тленному.

Я часто вижу пенсионеров-старичков, не живших в духе духовном, которые то и дело скулят о прошлом, прошедшем, боясь смотреть в будущее - в простор вечности. Часто также слышу молодых, говорящих: «Пока силы есть ешь, пей, наслаждайся» (так и хочется от себя добавить: в ад попадешь - не обижайся). Непривязанность к уходящему, исчезающему - вот мужественная, взрослая и совершенная духовность. Если ее воспитаем, возгреем, взрастим в себе, то в старости и за ней грядущей вечности будем блаженны.

Непривязанность, в том числе и к славянским знакам, буквам, переходящим со временем в непонятные странные иероглифы, затем рассыпающиеся в пепел, прах или изчезающие в мировом огне истории!

Ох, а сколько тех рукописей уже сгорело и еще больше сгорит! Так что зацепиться не за что, остановиться не на чем, все поток, течение, исчезновение.

И завершить свою писанину хочу все тем же странническим кантом

«Когда заменит вечность время, глас трубный мертвых воскресит, И Судия, Господь Вселенной, грехи мои изобличит»!

Автор: Архимандрит Аввакум