УКР РУС  


 Головна > Публікації > Поради мирянину  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 94 відвідувачів

Теги
Католицька Церква Вселенський Патріархат церква і суспільство церква та політика комуністи та Церква конфлікти УГКЦ Патріарх Алексій II монастирі та храми України діаспора церковна журналістика Президент Віктор Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну молодь Церква і політика УПЦ КП іконопис шляхи єднання Церква і медицина Археологія та реставрація вибори Голодомор педагогіка українська християнська культура забобони автокефалія краєзнавство милосердя 1020-річчя Хрещення Русі Мазепа Священний Синод УПЦ Ющенко секти Предстоятелі Помісних Церков Церква і влада Доброчинність постать у Церкві розкол в Україні Києво-Печерська Лавра Митрополит Володимир (Сабодан)






Рейтинг@Mail.ru






О последней соломинке погибающему

  14 вересня 2009


Н. Куланина
Муж моей подруги - добрейшей души человек. Будь он верующим, наверняка являл бы собой пример благочестивого и нестяжательного христианина. Но отношение к Церкви у него очень сложное. Афган, взявший в жертву его юность и жизни друзей, тяжелобольная сестра и извечная социальная несправедливость - все это по-своему повлияло на его душу и мешает примириться с «немилосердным» Богом.
 

В середине 90-х выпало на его долю еще одно испытание. Как и тысячи других украинцев, в один ужасный день он потерял работу, прежний статус, а вместе с ними и спокойную жизнь. Своеобразное утешение стал искать в алкоголе и со временем пристрастился так, что ни о чем другом уже думать не мог. Дошло до того, что бывший инженер и прекрасный конструктор разучился связно говорить, а рука все равно тянулась к бутылке...

«Не могу больше, ничего не помогает»

Подруга моя сражалась за мужа, как могла. Водила по врачам, искала работу, отвлекала какими-то домашними хлопотами, занятиями с детьми. Несколько лет длилась эта борьба, но результатов никаких не было, и подруга сдалась. «Не могу больше, ничего не помогает, - вздохнула как-то она, глядя на меня печальными глазами. - Решила я кодировать своего Николая. Что с ним поделать? Пропадает... Да и он уже не против. Что скажешь?».

Я, конечно же, знала, что должна была ответить: «Нет-нет, ни в коем случае! Наш батюшка не благословляет. Кодирование - это грех, насилие над личностью! Он сам должен справиться с этим. А ты в церковь ходи, молебны заказывай. Бог поможет...» - но, глядя в ее измученное, почти черное от горя лицо, мой формально-правильный ответ застрял в горле. И я промолчала. Но промолчала не с осуждением: «Всем вам, грешникам, гореть в огне», - а согласно: «Спасай, дорогая, свою половинку»...

Больше к этой теме мы никогда не возвращались. То, что помощь медиков была успешной, стало понятно совсем скоро: Николай посветлел, поправился, нашел хорошую работу и даже сделал небольшую карьеру. Семья вернулась к нормальной жизни, и я за них искренне радовалась, но на сердце поселилась тоска. Чувство вины, нарушения какого-то общепринятого правила не давало покоя и терзало душу. Ведь при моем молчаливом участии мои друзья выбрали кодирование, а я знаю, мне говорили: кодирование - это грех...

Значит, пусть лучше пьет, да?

Прошло два года. Однажды, получив «Седмицу», я просматривала список главных новостей и вдруг увидела заголовок: «Лучше кодирование, чем гибель от пьянства». Не веря своим глазам, перешла на указанную страницу и там ознакомилась с коротенькой заметкой, посвященной как раз «моей» теме. В ней известный священник протоиерей Димитрий Смирнов, отвечая на вопрос, можно ли кодировать алкоголиков, говорил о том, что кодирование - разрешенная Минздравом методика и ничего в ней, противоречащего Христианству, нет. «Боязнь кодирования - просто суеверие... Люди не понимают, не знают, а огульно это отрицают. Значит, пусть лучше пьет, да? Но даже если он закодируется, какое-то время не будет пить, он же на это время дольше проживет! Поэтому, если человек согласен, то и очень хорошо... А если он у вас погибнет от пьянства, то вы будете отвечать перед Богом. Потому что он хотел вылечиться, а вы ему препятствовали. Это очень небезопасно для вашей души. Он же не к колдунам обращается!».

Не формализм, а сострадание, участие, милость

Я прочитала эти строки и даже перекрестилась. Отец Димитрий не только снял тяжесть с моей души, но и еще раз подтвердил, что главный закон Христианства - Любовь, и что в отношении к ближним Господь заповедовал не формализм, а сострадание, участие, милость: «Любите друг друга», «будьте милосердны», «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».

Чтобы у читателя не возникла мысль, будто я ратую за всеобщее кодирование алкоголиков, сразу поясню: я против кодирования. Все-таки это «не наш метод». Но его можно применять, когда других вариантов спасти человека, нет. Он - последняя соломинка, которую можно подать погибающему, когда его собственных сил на борьбу с «зеленым змием» уже не хватает.

Пока силы и желание победить пагубную страсть имеются, нужно обратиться к специалистам.

Например, в нашей стране есть Троицкий православный центр реабилитации для алкозависимых. Он располагает целой сетью региональных отделений, в том числе, наркологических.

Кому консультаций и бесед недостаточно, может пройти четырехмесячный курс реабилитации в единственном в Украине православном специализированном центре по борьбе с алкоголизмом и наркоманией, который успешно действует при мелитопольском монастыре святого Саввы Освященного. Там лечение анонимное, конфиденциальное и проводится на благотворительной основе.

Если мой рассказ поможет кому-то вернуться к нормальной жизни, я буду счастлива.

Всем страдающим от пьянства желаю сил и Божией помощи. А их родным повторю свое мысленное пожелание, данное некогда любимой подруге: «Спасайте, дорогие, свои половинки».

Контактная информация:

Троицкий центр: (044) 566-46-36; 8-063-590-35-02;

Монастырь св. Саввы Освященного: (06192) 6-73-77.
О центре: http://www.savva.org.ua

Материал предоставлен газетой «Одигитрия»