УКР РУС  


 Головна > Публікації > Православний погляд  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 181 відвідувачів

Теги
Предстоятелі Помісних Церков 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну Президент Віктор Ющенко церква і суспільство молодь забобони Голодомор Археологія та реставрація українська християнська культура автокефалія УПЦ КП розкол в Україні Мазепа секти Священний Синод УПЦ краєзнавство Патріарх Алексій II Ющенко комуністи та Церква іконопис діаспора Церква і медицина УГКЦ вибори Києво-Печерська Лавра монастирі та храми України педагогіка Католицька Церква Митрополит Володимир (Сабодан) церква та політика конфлікти Доброчинність Церква і влада шляхи єднання Вселенський Патріархат Церква і політика милосердя постать у Церкві церковна журналістика






Рейтинг@Mail.ru






Понять себя, чтобы понять другого

  25 березня 2008


Анастасия Бондарук

Прежде чем обожиться, нужно очеловечиться.

Естественное откровение... Мы смотрим на природу и думаем: «Господи, как Ты велик, Как прекрасно и мудро, все, что Ты создал!» Передо мной фотография: река, над рекой обрыв и на нем одинокая сосна. Кажется, они просто сосуществуют. Но если вдуматься: река дает сосне влагу, земля - пищу, корни удерживают землю от обвала, а река намывает себе землю и она становится ее дном. Давая друг другу достаточно много, они берут необходимое и для себя, а самое главное - они все время сохраняют свои границы. Всегда понятно, где заканчивается  сосна и начинается земля, где заканчивается земля и начинается вода...

Как часто такой четкости линий не хватает нам в нашем психологическом взаимодействии, и, может, Бог учит нас этому на примере природы? Ведь мы часто не можем разобраться, где «заканчиваюсь я и начинается другой». Из-за этого «вторгаемся» на чужую территорию и беспардонно хозяйничаем там. Или же не умеем выгнать захватчиков со своей земли, не можем сказать «нет», а пытаясь разобраться, еще больше запутываемся.

Слияние

Так психологи называют процесс, когда люди не могут понять, где начинаются их потребности и заканчиваются потребности другого. Слияние естественно для некоторых периодов нашей жизни. В таком состоянии мы максимально переживаем какое-либо взаимное чувство. Например, встреча одноклассников - первые минуты люди смотрят друг на друга, и их всех охватывает единое чувство: восторг. Но уже через несколько минут состояние изменится. Мать находится в здоровом слиянии со своим младенцем, но ребенок двенадцати лет, неспособный к самостоятельному, не зависящему от матери поведению - это не нормально.

Когда двое стоят вплотную друг ко другу и им хорошо вместе, то им кажется, что они защищают друг друга, кажется, что хорошо было бы так прожить жизнь, согревая и поддерживая. Их охватывает чувство безопасности, чувство «надежного плеча». Но попросите каждого из них сделать то, в чем он нуждается в данный момент. Например: одному нужно на свежий воздух, второй хочет кушать. Интересно удастся ли это им? Конечно, иногда их желания могут совпадать, но так не может происходить всю жизнь. Также один из них может подавлять, заставлять другого исполнять свои желания, но будет ли от этого хорошо им обоим?

Мама и сын

Мама Игоря обратилась к психологу с простой на вид, но в то же время глобальной проблемой: ее сын ничего не хотел. «У него отсутствует воля», - жаловалась мама. Оказалось, что мальчик в основном мечтает. И в своих мечтах он хочет и может все, потому что в реальной жизни у него просто нет психологического пространства для «хотения» - все заполнили «хотения» мамы. На рисунке Игорь нарисовал себя тоненькой березкой, а маму могучим дубом. Ветки деревьев тесно переплелись, а ствол дуба наполовину закрывал ствол березки. Мальчик рассказал, что березке очень тяжело и «душно» быть закрытым таким сильным деревом. А ветки березки плачут оттого, что их захватили в плен ветви сильного дерева.

Когда психолог спросила, каковы планы мамы на счет своей жизни, она ответила, что всю себя посвящает восьмилетнему сыну. Но полезно ли это было для мальчика? Однозначно нет. Это подавляло его волю и выталкивало ребенка в сферу фантазий. Полезно ли это было для самой мамы? Тоже нет. Прояснив ситуацию, оказалось, что отношения с папой достаточно холодны. И хотя они все еще жили вместе, мама не давала папе заниматься ребенком, так как считала, что тот его испортит.

Как это часто бывает, маме также пришлось проходить консультирование и учиться отделять себя от сына. Учиться понимать: где его потребности, а где ее. Где его психологические границы, а где ее. Мама ничего не видела плохого в том, чтобы открыть ранец сына и просмотреть его дневник. Если там лежала записка, она могла тоже ее прочитать. Она считала, что заботилась о сыне. Только вот жаловалась, что в школе у мальчика все отбирают: купит новый пенал - заберут, принес детский журнал одноклассникам показать - забрали и не отдают, когда его бьют, даже не пытается убежать. А ведь ребенок строит отношения со сверстниками по примеру своих отношений с родителями, и так как дома его учат (неосознанно), что все подвластно другим (дома это мама), то с такой же позиции он строит и отношения с одноклассниками, только на месте мамы оказывается любой желающий. Тем более, что Игорь боялся мамы. А если ребенок  растет в страхе, то учится бояться всего.

Ира и самостоятельность

Ирину можно было бы принять за образец христианки, так много она делала для других. Настораживало одно - патологическое недовольство девушки своей жизнью. «Я все для всех делаю, а Бог не дает мне то, чего я хочу». Оказалось, что ждет Ира от Бога того, что все взрослые люди делают для себя сами: поиск работы, хорошего врача, друзей. Конечно, Бог поможет в этих трудах, но начинать поиски все же надо самой. Оказалось, что раньше для Иры это все делала мама, а когда Ира уехала в другой город, то так и не стала самостоятельной, не смогла взять ответственность за свою жизнь. Работая с психологом, она поняла, что ее труды для других не безвозмездны. Она ждала, что ближние в ответ станут делать многое для нее: будут заботиться обо всех ее потребностях. Поэтому она накопила очень много обид и недовольства своими ближними, которые и не подозревали о своем «моральном долге» перед Ириной. Перестав строить иллюзии насчет своего бескорыстия, Ира училась по-новому строить отношения: стала меньше отдавать, но и перестала ждать и обижаться, так как постепенно училась самостоятельности.

И еще немного о слиянии...

При слиянии человек как-бы заключает одностороннее соглашение с обществом: ты мне - я тебе. Но никому об этом не говорит, ему кажется, что и так все понятно, ведь все так живут. Для него такое слияние - выгодная сделка, которая гарантирует успех за соответствующую плату. Он делает что-то для ближних (часто то, о чем его никто не просит) и взамен ждет всеобщего внимания и славы. Такой человек сосредоточен на чужих желаниях, так как считает, что он удовлетворит желания других, а другие должны удовлетворить его желания. Не получая ожидаемого вознаграждения, он становится удрученным, подозрительным, возмущенным или начинает укорять себя за то, что не приложил максимум усилий для получения желаемого.

Господь создал нас всех разными. Конечно, в чем-то мы все похожи, но у нас разные таланты, мы по-разному их выражаем. У нас различные цели и предпочтения. И если мы хотим сосуществовать, нам нужно учиться принимать наши различия и учиться быть самостоятельными.

Автор: Анастасия Бондарук