УКР РУС  


 Головна > Публікації > Православний погляд  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 42 відвідувачів

Теги
Предстоятелі Помісних Церков УГКЦ Президент Віктор Ющенко Ющенко Києво-Печерська Лавра Доброчинність молодь Церква і влада педагогіка краєзнавство церква та політика Церква і медицина 1020-річчя Хрещення Русі Мазепа Католицька Церква Археологія та реставрація українська християнська культура вибори шляхи єднання Митрополит Володимир (Сабодан) Приїзд Патріарха Кирила в Україну Патріарх Алексій II Голодомор іконопис монастирі та храми України комуністи та Церква церква і суспільство церковна журналістика постать у Церкві Вселенський Патріархат милосердя Церква і політика забобони секти конфлікти розкол в Україні УПЦ КП діаспора Священний Синод УПЦ автокефалія






Рейтинг@Mail.ru






Холодный берег

  24 березня 2009


Надежда Васильева
Он всегда выходил на прогулку два раза в день в одно и то же время. Высокий худой старик с прямой негнущейся спиной, в жестко шуршащем прорезиненном плаще. В незапамятные времена такие плащи даже были модными, их ценили за непромокаемость, надежность и прочность. Старики редко покупают новые вещи. И вовсе не потому, что перестают интересоваться своей внешностью. Просто нет денег.

«Он живет на пенсию...»

Это все равно, что сказать: «Он бедный, но как-то сводит концы с концами». Сводить приходится за счет отказа от многого. Хотя пенсии тоже бывают разные. Но подавляющему большинству пенсионеров, если их не поддерживают взрослые дети, приходится трудно.

Старик жил один, и помогать ему было некому. Жена давно умерла. Единственная дочь уехала с мужем на север, и после распада Союза стала жительницей уже другого государства. К отцу приезжала редко: дорога далекая и дорогая. Но старик не жаловался. Он вообще редко вступал в разговоры с соседями. У каждой семьи в доме - своя жизнь, и в этой жизни не находилось места чужому человеку.

В доме не сразу заметили, что старик перестал выходить во двор. Заметив, предположили, что он поехал к своей знакомой, жившей в другом конце города. Она была почти такого же возраста. Изредка навещала старика, а он ее. По вечерам перезванивались по телефону. Ведь любой человек, даже самого замкнутого характера, нуждается в том, чтобы кому-то до него было дело.

Но вскоре знакомая приехала сама и долго звонила в двери. Соседям рассказала, что старик давно не звонит и не приезжает, вот она и забеспокоилась. Может, заболел? Беспокоились и соседи - особенно молодая женщина, жившая с ним на одной площадке. Ей снилось, что соседняя квартира залита водой, и по этой воде ходит и не может выбраться наружу молодой парень.

А вдруг старик умер?

Или ему настолько плохо, что не может сам открыть двери и позвать на помощь кого-то? Молодая женщина ходила в ЖЭК и в милицию. Просила, чтобы квартиру вскрыли и убедились, что там все в порядке. Но ей отказали. Вполне возможно ведь, что старик просто куда-то уехал на время. К друзьям, знакомым, родственникам - мало ли к кому. А потом вернется и предъявит претензию за испорченную дверь. Кто отвечать будет?

Так прошло еще два месяца. И однажды из-под двери квартиры старика стала просачиваться какая-то дурно пахнущая жидкость. На этот раз в милиции все же отреагировали, приняли заявление и пришли выяснить, в чем дело. С собой привели представителя ЖЭКа и слесаря.

Когда слесарь вскрыл двери, все отпрянули в сторону. В коридор хлынула вода, до тех пор сдерживавшаяся плотно прилегавшей к косяку да еще и разбухшей дверью. Вода стояла как раз вровень со старым письменным столом. Действительность была сущим кошмаром, не уступала страшному сну. Оказалось, что старик умер в ванне, уже давно. Вероятно, с ним в горячей воде случился сердечный приступ. Был бы это не первый этаж, переливающаяся через край ванны вода залила бы тех, кто жил внизу, и так или иначе люди быстро спохватились бы. А тут вода больше двух месяцев уходила с первого этажа в подвал, а из него через какие-то щели и лазейки - в землю.

Похорон как таковых не было

Останки сложили в грубый полиэтиленовый мешок и увезли милиционеры. Мне позвонила соседка погибшего, чтобы спросить, какие требы можно заказать за почившего. Сорокоуст, панихида, неусыпаемая псалтирь... Хорошо, что нашелся хоть один человек, который об этом подумал. Правда, призналась мне молодая женщина, она делает это не столько из сострадания к усопшему, сколько потому, что ей страшно. И чтобы избавиться от тех кошмарных снов. И тем не менее...

А вскоре нашлись и родственники. Что же не интересовались они стариком, пока тот был жив? Когда один из жильцов дома задал этот вопрос, те даже сразу не поняли, в чем он их упрекает. А поняв, возмутились. Они не няньки, а старик был - не малое дитя. Да и не надокучал он с просьбами о помощи. Всегда был независимым, предпочитал один справляться. Ну, кто виноват, что все так обернулось?

Никто не виноват - или все виноваты?

У меня нет прямого ответа на этот вопрос. Наше общество не столь цивилизованно, чтоб называть старость «третьим возрастом», как, например, это делают французы, которые создают условия для того, чтобы старость была обеспеченной и не одинокой. Да и кому у нас в государстве создаются условия?

А с другой стороны, какие такие особые условия нужны, чтобы не бросить одного состарившегося человека? Ведь если бы кто-то из родных в данном случае приезжал бы к нему регулярно, имел у себя ключи от квартиры - может, и не произошло бы трагедии?

Откуда мы знаем, сколько он там умирал - в наполненной горячей водой ванне?

Спросите одиноких стариков, чего они больше всего боятся. При жизни - упасть, сломать руку, а еще хуже - ногу. Еще - инсульта, инфаркта и что не будет в этот момент никого рядом. После смерти - что некому будет похоронить, отпеть по православному обряду, если был верующим христианином. Потом - что некому будет прийти на могилку.

Но ведь любой человек не в безвоздушном пространстве находится!

Вокруг - другие люди. Почему же так? Не потому ли, что многие из нас только считают себя верующими? Свечку поставить, в церкви постоять, даже выполнять регулярно утреннее и вечернее правило... Почему мы, собственно, решили, что Богу именно это нужно? Со всей беспощадностью Библия ставит перед нами совсем другие вопросы: накормил ли голодного? Напоил ли жаждущего? Помог ли больному, слабому? Возлюбить ближнего как самого себя - ох, как это непросто! Положа руку на сердце, каждый из нас мог бы припомнить за собой примеры душевной черствости. А ведь для верующего человека помогать другому должно быть так же естественно, как для зрячего смотреть.

Мы глазами воспринимаем предметы, которые нас окружают, а также свет солнца, цвета и краски природы. Ушами - музыку, крик о помощи, ласковый шепот матери у колыбели ребенка. Но есть такие вещи, которые можно воспринимать только сердцем. Их нельзя потрогать, пощупать, но без них жизнь превращается в растительное, даже если оно сытое, существование. Это совесть, сострадание, любовь. К этой области относится и долг - как родительский, так и сыновний. Наверное, к его выполнению так же бесполезно призывать, как бесполезно призывать к любви. Но жизнь, лишенная сердечной пищи, превращается в бесплодную пустыню.

Мир стремительно стареет...

В Украине, например, на двух пенсионеров приходятся двое работающих. Конечно, не все старики, слава Богу, одиноки и заброшены. Но почти все слабы и нуждаются в помощи - это уж точно. Пока ты молод и идешь по жизни легкими широкими шагами, трудно понять семенящую старческую походку. И насколько неподъемным становится купленный в магазине упругий кочан капусты. Какая проблема подняться по ступенькам даже на второй или третий этаж. И как почти невозможно даже с палочкой дойти в поликлинику и церковь. А хочется быть по-прежнему полным сил и никому не признаваться в своей беспомощности.

Старость, конечно же, бывает счастливой - если мы ее такой сделаем для своих состарившихся близких. Даже не обязательно только для родственников. Вспомните, как Христос ответил на вопрос фарисея: «А кто мой ближний?» Ближний - тот, кто не оставит в беде.

Есть прекрасные слова о том, как следует относиться к старикам. Мне хочется привести их полностью:

«Вот каковы знаки уважения к старикам, как будто ничтожные и обыденные:

тебя приветствуют,
к тебе подходят,
тебе уступают дорогу,
перед тобой встают,
тебя сопровождают,
провожают домой,
с тобой советуются.

Все это соблюдается и у нас, и в других государствах, И тем строже, чем лучше нравы в каждом из них».

Как вы думаете, кто и когда сформулировал это правило? Марк Туллий Цицерон в своем диалоге «О старости» в 44 году до Рождества Христова. Самому Цицерону в этот момент было 62 года.

Но мы ориентируемся даже не на Цицерона, а на заповедь о любви к ближнему, которую дал нам Христос. Насколько же глубже и сильнее должна быть сегодня в нас эта любовь!

Старость - тот берег, к которому неминуемо причаливает каждый из нас...

Каким он будет - спокойным, согретым теплом человечности или холодным, одиноким? Ответ на этот вопрос надо искать в себе уже сегодня. Наши дети будут относиться к нам так, как мы относимся к старикам. Кстати, это ответ и еще на один вопрос: почему мы им должны.

А должны мы им многое.

 

За публикацию благодарим редакцию православной газеты "Начало" (г. Днепропетровск) - "Для тех, кто верит и любит".

Подписные индексы:

газета «Начало»            - 21758
«Начало» (толстушка)   - 90089
детский журнал «Богдан» - 01614

«Православный календарь настенный и настольный» - 90256
Автор: Надежда Васильева