УКР РУС  


 Головна > Публікації > СІМ православних Я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 73 відвідувачів

Теги
Ющенко Археологія та реставрація забобони вибори церква і суспільство секти краєзнавство церковна журналістика педагогіка молодь монастирі та храми України Вселенський Патріархат автокефалія комуністи та Церква розкол в Україні конфлікти Священний Синод УПЦ Президент Віктор Ющенко УГКЦ Патріарх Алексій II Церква і політика Церква і медицина Голодомор 1020-річчя Хрещення Русі церква та політика Католицька Церква діаспора Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і влада Доброчинність УПЦ КП Мазепа шляхи єднання Предстоятелі Помісних Церков милосердя Києво-Печерська Лавра іконопис Митрополит Володимир (Сабодан) постать у Церкві українська християнська культура






Рейтинг@Mail.ru






Когда семья теряет ребенка…

  20 July 2007


Юлия Коминко

Много нас, молодых да уверенных в себе, обретя в православии возможность выйти за рамки навязываемого обществом стереотипного мышления и пытаясь нащупать путь к свободе, которая в Боге, и истину, имя которой Христос, решительно настроены на «все и сразу». Если учиться, то на богословов, если работать, то при храме, если жениться, то навсегда, а если детей рожать - так прям каждый год и до самой старости.

В глубине души мы искренне надеемся, что Господь не вмешается в наши логично выстроенные и радужные сценарии, и жизнь потечет именно так, как мы себе и представляли...

Но что делать, если складывается не так, как задумалось, а Промысел Божий настойчиво уклоняет от намеченного на двадцать лет вперед плана? Как быть, если семья, «малая Церковь», несмотря на все попытки разрастись, так и остается малой, а в жизни происходят вещи, которые по всем расчетам должны были пройти стороной?..

 «Я же лошадь, на мне пахать можно!»

Так, забеременев во второй раз, разрываясь между работой и учебой, гордо заявляла моя подруга. На десятой неделе утром - срыв, днем - больница, вечером - ребенка больше нет. Едва выйдя из-под общего наркоза после процедуры со скрипуче-циничным названием «выскабливание», она убежала из отделения и ночью принялась пылесосить в квартире, пытаясь хоть немного привычным занятием и ревом мотора заглушить мысли о том, что на утро проснется «обычной», «пустой».

Помню, тогда в ней было больше геройства и даже некоего бахвальства, вот, мол, посмотрите, какое горе со мной случилось. Казалось, она не просто не понимает всей глубины того, что произошло, но даже и немножко радуется этому, как приключению, которому все удивятся и за которое все пожалеют.

Через день после случившегося мы сидели у нее дома, ели пельмени и пытались отвлечь друг друга от грустных мыслей.

- Знаешь, - сказала она, - а ведь я сама накликала на себя беду. Когда становилась на учет в женской консультации, то мне дали заполнять анкету беременной. Там был приведен целый список всяких болезней и медицинских противопоказаний, которые могли усложнить вынашивание ребенка. Я везде ставила прочерки, мысленно радуясь, что такая здоровая уродилась, не делала абортов и других подобных процедур. По списку дошла до графы «выскабливание» и так, с претензией, спросила у медсестры, что это такое. Та объяснила, я фыркнула и даже с некоторым самодовольством тоже поставила прочерк... А ведь теперь, если Бог даст опять забеременеть, в этой графе у меня будет стоять галочка...

Первенец, зима, молодость и юношеский оптимизм помогли вытеснить из головы мысли о произошедшем

Она об этом больше не говорила, лишь раз только, замешивая тесто на вареники, в ответ на мои развеселые размышления «о том, о сем» грустно сказала, что ей плохо, а поговорить не с кем. «Боюсь надоесть своим нытьем, - сказала она. - Люди ведь другим живут».

Дальше подруга с мужем и мы, их друзья, пытались жить так, как будто ничего не произошло. Лишь потом, спустя время, когда трагедия повторилась, мы все поняли, что надо было не утешать друг друга бессмысленными «все будет хорошо», а засесть за большую медицинскую энциклопедию да подумать головой, почему так случилось и что делать, чтобы больше подобное не повторилось.

А тогда... Тогда обнаружилось, что процедура в гинекологии, после которой подруга пусть и от отчаяния, но легкомысленно убежала из отделения, предполагала прохождение курса лечения антибиотиками. Воспаление, если бы оно возникло, не просто лишило бы девушку возможности вообще когда-либо стать матерью, но и могло обернуться самым плачевным исходом. Господь уберег.

Врач в женской консультации выписала огроменный список анализов, которые нужно было сделать для того, чтобы выяснить причину срыва беременности...

Но мы же - «лошадь»...

А посему на семейном совете было решено никакие анализы не сдавать («Лишняя трата денег, откуда болезням взяться?»), случившемуся выкидышу значения не предавать («Один раз - не в счет») и врачам не верить («Мы - православные, нам доктора не указ, нас Господь, если надо, Сам исцелит»)...

Продолжилась работа над дипломом, опять с былой хваткой взялись за приходские послушания, стали на ролики. Вернулся в повседневность заброшенный в связи с беременностью шейпинг, участились походы на пиво. Со временем уже ничто не напоминало о случившемся. Выводов из ситуации делать никто не собирался, все списали на переутомление и, как бы это помягче сказать... «Божий недосмотр». Мол, мы на Бога во всем положились, а Он вот не уберег...

Лишь потом, когда гром грянул во второй раз, моя подруга вспомнила, как спустя полгода после рождения первого ребенка услышала от духовника фразу, что нужно рожать, пока молодая. «Я же детей, как щенков буду плодить. Я же из роддома вовек не вылезу. Не бывать этому!» - решив так, она перестала у духовника исповедоваться. Стала ездить в другие храмы, советоваться с батюшками по разным житейским вопросам, но в свою церковь, к тому священнику, которому, собственно, и замужеством, и первым ребенком была обязана (ласково и дружелюбно, а иногда строго и бескомпромисно он развеивал все ее сомнения), приезжать отказывалась категорически.

- Жизнь не простила мне этой фразы, - сказала она мне как-то. - Не хотела рожать, умная слишком, как щенков думала плодить? - Судьба распорядилась иначе. А я ведь так хотела много, много детей...

Второй выкидыш случился точь-в-точь на том же сроке

Десятая неделя, золотая осень, первому малышу скоро четыре годика - идеальная разница в возрасте между детьми. С календариком в руках было определено, что ребенок родится в начале мая, когда к концу подойдет аспирантура и, даст Бог, появится свое жилье. Число месяца, сообщенное в женской консультации как ориентировочная дата родов, было встречено радостно: шестое мая - мальчишка будет Георгием, а девчонка - Александрой (в честь императрицы Александры Федоровны). Духовник благословил часто причащаться. Радостно опять простились с роликами и тренером по шейпингу, гордо объявив о причине ухода из группы.

Наступила пора предвкушений: как все увидят округлившийся живот и порадуются, как сотрудники будут по-доброму шутить над мужем, а родители - спорить за право назвать второго внука. «Экзамены легче будет сдавать - беременных ведь не «заваливают», - просчитывала в уме будущие привилегии моя подруга. И только мне она рассказывала, как тревожно прислушивалась к себе каждую минутку в надежде, что если что-то пойдет не так, она успеет принять меры, и малыш останется жив.

В воскресенье, в день праздника Покрова Божьей Матери, выйдя из храма после Причастия, они всей семьей собирались погулять. Одна неосторожная фраза, вторая - минутное непонимание, и между подругой и ее мужем вспыхнула ссора. Он моментально развернулся и ушел, а она, схватив четырехлетнего ребенка на руки, побежала за ним. Остановилась перевести дух, слезы потекли ручьем, все внутри сжалось, и вдруг почувствовала: живот - болит...

В больнице врач сказал, что одной секунды было достаточно для того, чтобы матка сократилась, плодное яйцо отслоилось, и образовавшаяся трещинка наполнилась кровью. Гематома перекрыла доступ кислорода, и у плода остановилось сердце. «Вы могли поднять что-то тяжелое, или же испытать какой-то стресс», - отдавая УЗИ-снимок замершего плода сказала молодая докторша.

«Како терпит Человеколюбец сих всех наносимая...»

Большая кровопотеря, бессонная ночь дома. Утром предстояла все та же процедура, напротив названия которой три года назад с таким самодовольством моя подруга поставила прочерк. Смотря на изображение УЗИ, где плод был четко виден, мы все надеялись на чудо. Думали, что ей можно будет лечь на сохранение, а Господь, по милости Своей, по молитвам святого великомученика и победоносца Георгия и мученицы царицы Александры, позволит появиться на свет маленькому Юрке или маленькой Сашке.

Тогда, когда УЗИ на следующий день показало лишь неотчетливые сгустки на том месте, где еще вчера был ребенок, в сердце моей подруги поселился покой и уверенность, что, значит, именно так и должно быть.

- Я всю ночь молилась, боялась умереть, - сказала она мне потом. - Я смотрела на иконы и говорила: Господи, Ты все можешь. Если есть хоть какой-то шанс моему ребенку выжить, используй его! А когда почувствовала, что во мне больше никого нет, почему-то вспомнила слова Богородицы, произнесенные у Креста Господнего: «Чистая Дево и славная, Ангелов славо... не терпящи озлобления враг, взывала еси, рыдающи стенаньми, едина Благословенная: како терпит Человеколюбец, сих всех наносимая?» Никогда я так живо не чувствовала присутствия Божьего и помощи Его, как в эту страшную для меня ночь.

Потом начались больницы...

Опытный врач, кандидат наук, сам сделал все необходимые анализы и установил причину выкидышей. Оказалось, уже несколько лет моя подруга носила в себе обычный, на первый взгляд неприметный вирус, который обнаружили у нее еще на первом курсе института. Тогда она не придала этому значения, потому что слишком уповала на свое железное здоровье. Но содержание вируса в крови достигло такой высокой нормы, что постепенно он подточил в ее организме именно те органы, которые отвечали за вынашивание ребенка, и потому в ответственный период они дали сбой.

«Доктор, а это серьезно?» - попытки задавать глупые вопросы были пресечены коротко и ясно: «Может развиться рак». Потянулись месяцы лечения. Были пройдены все необходимые специалисты, сделаны все анализы. Выписанные лекарства перевалили за тысячу гривен, а сделанные уколы - за сотню. На ее амбулаторной медицинской карточке выгравировался диагноз: привычная невынашиваемость.

Вот тогда и стало по-настоящему страшно

Тогда и была открыта Большая медицинская энциклопедия, из которой узнали, что физические факторы (ушибы, поднятие тяжести) вызывают самопроизвольный аборт (то есть выкидыш) лишь при наличии предрасполагающих факторов. (Говорили же моей подруге умные тетушки, по центнеру каждая, мол, мы своих носили и на заводах смены выстаивали, и ничего, а у тебя на ровном месте сорвалось).

Как правило, здоровый организм беременной женщины спокойно переносит и умеренные волнения, и физические нагрузки, если изнутри его ничего не гложет. К факторам, которые могут стать причиной ослабления женского организма, вызвать смерть плода и замирание беременности, относятся: предшествовавшие искусственные аборты, особенно прерывание первой беременности; дисфункция желез внутренней секреции (гипофиз, яичники, надпочечники, щитовидка); внутриматочные сокращения; острые и хронические инфекционные интоксикации и инфекции; иммунологическая несовместимость крови матери и плода по резус-фактору; опухоли половых органов и прочее.

Беспечность, халатное и легкомысленное отношение к своему здоровью стоили моей подруге жизни двух ее деток. Можно было раньше провериться, серьезно отнестись к советам и предписаниям врачей, и тогда хотя бы второго срыва удалось бы избежать. Со слезами от беспомощности и необдуманности своих поступков, проклиная, как она выражалась, свою «дурацкую самонадеянную натуру», моя подруга показывала мне рецепт, выписанный ей в женской консультации во время третьей беременности. «Они назначили мне фолиевую кислоту. Я прочитала, что она препятствует выкидышам. Если бы у меня хватило ума хотя бы ее начать пить, вдруг, все бы пошло по-другому!» Она не следила за собой в мелочах: начиная от упавшего зрения и заканчивая теми органами, которые должны были стать для будущего малыша домом, но так и не стали.

В Украине каждая четвертая забеременевшая женщина теряет плод

«Не переживай, милая, - утешал мою подругу наш общий знакомый. - Вон у моего брательника жена четыре раза ребенка теряла, они даже расходиться надумали. А потом ничего, родила здорового пацана...» Помню, цифра «четыре» всех нас тогда повергла просто в депрессию: как же можно?

Оказалось, статистика подобных явлений в Украине просто плачевная. По данным МОЗ Украины, процент невынашивания в нашей стране колеблется от 12 до 25, то есть почти каждая четвертая забеременевшая женщина теряет плод. Медики говорят, это очень нехороший показатель. Наиболее неблагоприятный регион Украины в этом плане - Закарпатье, где в питьевой воде содержание йода ниже нормы. Там у жителей чаще наблюдаются заболевания щитовидной железы, а у женщин - невынашивание.

Если говорить о причинах патологии, то они весьма разнообразны. Специалисты условно поделили их на 15 групп. В целом же можно сказать, что любое отклонение в организме жены или мужа может спровоцировать самопроизвольное прерывание беременности.

На первый план, пишет издание «Девять месяцев в ожидании чуда» (Киев: Фарм Арт, 2003), медики ставят заболевания матери, особенно инфекции, передающиеся половым путем: вирусный генитальный герпес, сифилис, гонорея, трихомониаз и хламидиоз. Лидируют бактериальный вагиноз и трихомониаз. (Пусть на первый взгляд покажется неуместным упоминание о половых болезнях на православном сайте, но, как показывает опыт, к сожалению, эти проблемы встречаются в молодых семьях верующих намного чаще, чем того бы хотелось).

Среди других причин невынашивания особо выделяют также экологические и неблагоприятные производственные условия - радиацию, работу женщин с токами высокого напряжения, СВЧ, УВЧ, алкогольную интоксикацию и курение.

Все мы живем в обществе и в какой-то мере являемся составляющими печальной статистики...

Что уж говорить, бывает, православные девушки курят, случается, в силу разных причин идут на прерывание беременности. (В больницах, в отделениях гинекологии аборты делаются просто конвеером: утром пришла, заплатила, вечером ушла. И так каждый день. Называется: «коррекция менструального цикла»). Увлеченные довольно распространенной нынче идеей свободного сожительства, молодые люди, в том числе воцерковленные, часто в поисках половинки начинают семейную жизнь еще до того, как найдут единственную / единственного, с которым потом пойдут под венец. Вот наши ошибки и вылазят нам боком.

Мы с подругой попутно узнали, что выкидыш был у матушки знакомого настоятеля храма, у тетки, соседки, еще одной подружки. У кого-то подобное происходило четыре, пять, а то и семь, двенадцать (!) раз. Вот уж действительно, беда нашего времени!

Подумалось как-то, может, не радеем мы о себе и детях своих, считаем их чем-то само собой разумеющимся, тем, что Господь и так обязан нам дать, даже если мы о них и думать пока не хотим. А жизнь показывает, насколько хрупка детская жизнь. Не стоит, наверное, относиться к ней так, будто рожать, растить и воспитывать детей - это наш крест, который, так и быть, возьмем, Господи, на себя, потому как мы православные, и вообще, послушные такие, терпим много. Может, детки - это украшение нашего земного существования, радость и благословение, за улыбку, счастье и любовь которых нужно благодарить Бога и самим стараться дорастать до их чистых душечек? Ведь негоже Божьи дары да нечистыми руками принимать...

После всего, что произошло, была долгожданная, долгая и глубокая исповедь

Сначала моя подруга рассказала духовнику, а потом обмолвилась и нам, близким, о том, как гордилась, превозносилась, уповала только на свои силы и требовала от Бога того, что сама наперед запланировала. Что ждала ребенка, превозносясь над знакомыми девченками, думая, что одной из первых станет многодетной мамочкой. Не могу знать, что сказал ей священник, помню только, он позвал ее, чтобы назначить епитимью, но увидя скорбный, погасший взгляд, просто пожал плечами: «Ну как же ее наказывать...»

Когда моя подруга с мужем потеряли сначала одного, а потом другого ребенка, все вокруг говорили им, что у них будет еще много деток и все наладится. Но для себя они решили, если Господь по милости Своей и пошлет в будущем их старшенькому братиков или сестричек, то былого легкомысленного отношения к чадородию они уже не допустят. Виноваты в случившемся оба, ведь жили так, как будто дети - жизненная трудность, ради которой придется напрячься, поднатужиться, где-то в чем-то себе отказать, забывая, что прежде всего - это радость и ДАР, который может быть и не дан.

Автор: Юлия Коминко