УКР РУС  


 Головна > Публікації > СІМ православних Я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 86 відвідувачів

Теги
українська християнська культура Вселенський Патріархат діаспора церковна журналістика Голодомор церква і суспільство Києво-Печерська Лавра Мазепа церква та політика Церква і політика Доброчинність Церква і медицина автокефалія краєзнавство Католицька Церква конфлікти Церква і влада Президент Віктор Ющенко забобони Священний Синод УПЦ постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну шляхи єднання Предстоятелі Помісних Церков УПЦ КП іконопис УГКЦ молодь вибори педагогіка Ющенко милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) 1020-річчя Хрещення Русі Археологія та реставрація секти комуністи та Церква розкол в Україні монастирі та храми України Патріарх Алексій II






Рейтинг@Mail.ru






Море и Человек в лодке, или Борьба с собой за любовь в супружестве

  11 листопада 2009


Елена Зайцева

Бывает, словами можно всё до невозможности запутать. Но если эти слова искренни, если идут от сердца, если это разговор предельно откровенный и ведешь ты его сам с собой, то озарение, которое милостью Божьей вдруг наступает, способно вытянуть из самых глубин отчаяния и любовь, и надежду, и супружеское счастье...

...Я всегда ощущала себя морем. Глубоким, бирюзовым, прозрачным. Огромным, бескрайним, сильным и свободным.

Если продолжать метафору, то на седьмом году семейной жизни мой муж стал казаться мне человеком в лодочке, которая безвольно качается на волнах этого большого величественного моря. Человеком не понимающим, зачем он здесь, что ему от жизни нужно и что делать дальше.

Все вокруг, наверное, видели, как мне было с ним, с мужем, тяжело. Не хотелось ни общаться, ни думать о том, что он мой муж, ни разговаривать о нем. Меня, не поверите, буквально выворачивало при мысли, что все это и есть, вернее, должно быть, тем семейным счастьем, о котором все говорят. Он мне казался неприятным собеседником, неумным, неинтересным, немудрым, мне было физически с ним некомфортно, ни о какой нежности вообще речи не шло. Любую какую-то доброту по отношению к нему я буквально выдавливала из себя как обязанность. Все время ощущала, что взяла в жизни не свое, что это не мой человек, что он мне в принципе нравится, но только в принципе.

Что же держало меня в узде все это время? Наверное, память о том, как сильно я раньше его любила. Помню, когда мне делали комплименты мужчины, еще до нашей с ним свадьбы, думала про себя, эх, знали бы вы, какой у меня парень, даже подходить бы не стали.

Я все время спрашивала себя, почему все ушло, куда? Куда девалось то восхищение, которое к нему испытывала, та радость, с которой его воспринимала, та любовь. Я молилась постоянно: «Господи, верни!».

И как-то раз, после разговора с умной доброжелательной подругой, я стала думать о целомудренном отношении к человеку. Как Сурожский учил: когда ты смотришь на ближнего не как на субъект, который тебе чем-то нравится, а как на уникальное творение Божье, которое имеет для Бога огромную ценность и в жизни у него - свое уникальное предназначение.

У меня есть один знакомый - очень приятный, красивый молодой человек. Какое-то время он был мне очень дорог. Я часто чувствовала, что с ним и как у него на душе, одним словом, ощущала его. Наше общение всегда было исполнено какой-то бурной радости. Говоря образно, если я - море, то он - ветер. Легкий, невесомый, ненавязчивый, но очень теплый. С ним было очень комфортно, так, как может быть комфортно морю с ветром. При этом я совершенно не мыслила о нем, как о мужчине. В смысле, он очень мне нравился, но даже в мыслях я никогда не посягала на него. Вот и подумала, почему? И поняла, что это оттого, что я хорошо знаю историю взаимоотношений его и его девушки. Я знаю, сколько он душевно страдал, и сколько ему пришлось пережить всяких скорбей, чтобы быть с ней. Я это бесконечно уважаю, и поэтому всегда воспринимала его ВМЕСТЕ с этой его душевной ситуацией. Я поняла, что он мне дорог, но несмотря ни на какую душевную близость, он не мой. Он принадлежит той, которую любит. Я повторила эти слова несколько раз про себя, и тут же возник вопрос к себе, любимой: если он - её, то чья ты? Стала думать: я принадлежу тому, кого люблю. А кого люблю? Мужа? Да, я люблю мужа. Я принадлежу мужу. При этой мысли я внутренне содрогнулась, но сразу же заставила себя повторить еще раз и настойчиво: чья ты? И внутренне ответила: Я ПРИНАДЛЕЖУ СВОЕМУ МУЖУ.

Повторяла эту фразу несколько раз про себя и вдруг слезы полились ручьем. Я реально ощутила, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ему принадлежу. Что по-прежнему люблю его. И принадлежу ему не потому, что формально замужем за ним, а потому, что когда-то вручила себя ему, полюбив и доверившись.

И сразу этот образ с морем накрыл меня с головой. Я вдруг вспомнила, что я, море, когда-то встретило прекрасного юношу, который пришел на мой берег, влюбился в меня и стал приходить постоянно. Он любовался мной, и радовался мне. И нам было хорошо. А потом, когда я полюбила его, и доверилась ему, я пригласила его плавать со мной. Я как-будто сказала: «Прыгай ко мне, мы будем плавать вместе, я буду носить тебя на своих теплых волнах, и нам будет легко и радостно!» И он тоже поверил, бросил все, забыл про всех - про свои увлечения, про друзей, про других девушек, и прыгнул ко мне, в воды меня, моря, чтобы плавать со мной всю жизнь.

А потом... Я раньше имела такую страсть... Как бы это сказать. В общем, постоянно предавалась мечтаниям. Я выдумывала себе новые жизни, со всеми подробностями, я фантазировала буквально все время и в любом месте, проваливаясь с головой в придуманные миры. Потом они прорастали в реальности, и вот уже то один мне нравился, то другому глазки строила. Так длилось бесконечно. Потом Господь попустил мне осознать всю гадость таких выдумок, я покаялась и больше так не жила.

Но за это время с юношей в море случилось нечто плохое. Он плавал с морем, дружил с ним, любил его безмерно, он нырял в него без боязни на любую глубину и всё в нём изведал. Но вдруг море сказало: знаешь, вот тебе лодочка, посиди пока в ней, а я отлучусь ненадолго по делам. Восторженный юноша посидел в лодочке, подождал терпеливо. И когда море вернулось, то снова они стали плавать вместе. Потом море посадило его в лодочку еще раз, потом еще. Потом обнаглело и стало отлучаться постоянно, увлекаясь все новыми и новыми берегами, металось в противоположные стороны, пытаясь понравиться всем.  Юноша ждал обреченно, но терпеливо, не допуская даже мысли, что он уйдет от своего моря, отвернется от него, ведь он же его так любит!

Но все больше времени он сидел посреди моря в утлой лодочке совершенно один, ему было скучно, он раздражался, грустил, унывал, тосковал. Ему стало ОДИНОКО! Море продолжало увлекаться, а он жил месяцами в тоске и одиночестве и это надорвало его душу.

Когда вдруг море одумалось, всё осознало и вернулось к лодочке, то нашло в ней не восторженного юношу, а сердитого, унылого, постаревшего душой безразличного человека, которому ни до чего не было дела. Он слишком долго жил в одиночестве и сломался. Его больше ничего не радовало, он отвык плавать, ему не хотелось двигаться, он вообще ни на что не обращал внимания.

Море родило ему ребенка, но даже это его не расшевелило...

Море не нашло другого способа реагировать, оно стало сердиться. Человек в лодке молчал. Его душа уже отболела в одиночестве, сил на ссоры не было. Море стало бушевать, а он сидел в своей лодке и безразлично смотрел по сторонам. Так оно бушевало, а потом снова кинулось к другим берегам, искать там утешения и радости. На это человек в лодке зло сказал: «Видел я это уже, валяй!» И обозлился. Из безразличного он превратился в злого человека. Стал бросать в море всякий мусор, который находил в лодке. Море злилось за этот мусор и спешило к другим берегам пожаловаться. А человек еще больше мусора кидал в море. Ведь он доверился когда-то ему, он так его любил...

...С такими мыслями я опустилась на самое дно своего многолетнего супружеского отчаяния, побыла на этом дне несколько мгновений и, с силой оттолкнувшись, стала подниматься к поверхности. Я поняла, что хочу, чтобы этот замечательный человек снова окунулся в меня, я хочу снова катать его на волнах, чтобы он плавал со мной, играл, доверял мне. Я хочу быть с этим человеком. Я принадлежу ему, потому что когда-то полюбила и позвала его к себе. Он так и остался верен нам, не ушел на берег, не бросил меня, потому что любит меня бесконечно и искренне.

Вчера вечером я подошла к мужу и попросила сказать его: «Жена, я твой». Потом сказать «Я твой муж». Потом «Я твой мужчина». Попросила повторить эту фразу несколько раз. Я видела, как меняется выражение его глаз. Как эти любимые карие глаза заглянули в мои и впервые за столько месяцев и даже лет не скользнули в ту же секунду в сторону...

Я смотрела на него и понимала, что сразу он из этой лодочки не выпрыгнет. Но я вернусь к нему, буду возле него, чтобы он опять доверился мне, и потом выброшу эту лодочку куда подальше, чтобы снова плавать с ним вместе. Я чувствую, что это мой мужчина. А я его столько оставляла. Наверное, это можно назвать предательством...

...Мой знакомый как-то сказал, что у меня на лбу написано «мне нужен кто-то». Я хочу стереть эту надпись и написать там новую: «Я принадлежу МОЕМУ МУЖУ».

Газета «Начало», Днепропетровск

   
Рис. Георгий Дмитриев

Рис. Георгий Дмитриев