УКР РУС  


 Головна > Публікації > Слово пастиря  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 121 відвідувачів

Теги
вибори 1020-річчя Хрещення Русі молодь Католицька Церква секти Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Доброчинність милосердя діаспора конфлікти педагогіка Церква і політика іконопис забобони Предстоятелі Помісних Церков Археологія та реставрація церква і суспільство автокефалія розкол в Україні краєзнавство монастирі та храми України церква та політика Президент Віктор Ющенко УПЦ КП Церква і медицина Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат Києво-Печерська Лавра УГКЦ Мазепа комуністи та Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і влада шляхи єднання Голодомор церковна журналістика постать у Церкві українська християнська культура Патріарх Алексій II






Рейтинг@Mail.ru






Крестоношение

  12 березня 2007


Протоиерей Александр Авдюгин

Для многих из нас символ креста претерпевал с собственными годами жизни изменения. Для тех, кто в большинстве своем наполняет храмы сегодня, то есть, поколения, воспитанного в годы советские, этот символ стал святыней веры в последние два десятилетия. Раньше крест, за исключением очень малого числа верующих «с пеленок», воспринимался иначе...

В годы строительства коммунизма...

Для мальчишек годов строительства коммунизма, «крест» - это немецкая свастика в очередной игре в «войнушку» или просто знак противника и врага; для девочек же - «скорая помощь» и медицинская сестра. Был и иной «крест» - кладбищенский, но памятники со звездами его почти вытеснили, а нательный крестик на шее у бабушки воспринимался как уходящее прошлое, в котором угнетенный народ верил в Бога, и которого, естественно, нет и быть не может. В далекие годы «кромешной безграмотности и эксплуатации бесправного народа» были отодвинуты, да там и остались, сотрудничающие с «мироедами» и «беляками» попы, да страшные (все как один - сектанты) верующие.

С первого класса детям рассказывали, как маленький Володя Ульянов сорвал с себя нательный крестик и закинул его в бурьян, правда, при этом совершенно игнорируя, что по Закону Божию ученик Ульянов имел отметку «отлично».  Подросшим же старшеклассникам всегда с юмором и вслух прочитывали в классе именно первую главку пролетарской эпопеи «Как закалялась сталь», где герой и идол советских комсомольцев всыпал в пасхальное тесто местного попа горсть махорки. На том, как и почему у советского молодого героя Павки Корчагина, в его-то годы, в кармане была махорка, внимание не концентрировали, а вот кощунство над главным праздником (Островский всегда весной, почему-то, в программе стоял) возводили в ранг всемирно-исторического подвига.

И вдруг все, столь быстро и неожиданно переменилось

Кресты возносятся над куполами восстановленных и новых храмов, они уже совершенно естественны и понятны на теле всех возрастов и рангов, причем не вызывают столь недавних ухмылок и осуждений, к ним относятся как к святыне, как к определителю нашей веры... 

Куда же делись десятилетия атеистического всесилия и господства? Почему-то, что объявлялось прогрессивным, насущным, передовым и вечным стало лишь сереньким штришком с кровавыми пятнами горя, а гонимое и презираемое восстало из небытия в силе, славе и почитании?

Тут один ответ. Простой и понятный: Бог поругаем не бывает.

Вперед в прошлое? Нет. Отнюдь. Возвращение к вечности, к непреложной тайне человеческого бытия, имеющего свое четкое и определенное Начало - Христа.  Христос же без Креста - невозможен. Вот поэтому символ христианства и вернулся, и не только внешне. Крест стал наполнителем, сущностью сознания верующего человека и, как когда-то равноапостольный Константин увидел символ Креста на небе с надписью «Сим победиши», так и многие из нас поняли, что только тогда можно воскликнуть: «Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа?», если жизнь твоя будет начинаться с крещенской купели, заканчиваться под бугорком с крестом, а проходить с желанием достойно нести свой Крест.

Крест особенно почитаем в православии

Несколько годовых праздников, один из них двунадесятый - Воздвижение, пятница каждой недели в богослужебном календаре и целая неделя Великого поста - посвящены именно Кресту. Молитвы и церковные песнопения возносят образ Креста на духовную высоту, где он неотделим от Христа, да и само сочетание Крест Христов воспринимается в единстве.

Прекрасно известно, как живучи и долговечны языческие суеверия, приметы и поверия. Церковь вынуждена была даже некоторые свои торжества (праздники) совместить с древними остатками «старины глубокой», дабы изжить память о языческих увлечениях наших предков, но до дня нынешнего этого сделать в полной мере не удалось. Крест же, изначально несший на себе самое страшное свое свойство - орудие и место позорной, мучительной, презираемой всеми и каждым казни, - буквально через три с половиной столетия преобразуется в образ жизни и спасения. Лишь отвергающие Христа или предавшие Его относятся к Кресту, как простому отличительному знаку или, закостенев во злобе, извергают проклятия и непотребства в его адрес. Да и немудрено, ведь сказано в одной из молитв Кресту, что он станет «язвой» для соработников зла.

Начало почитания Креста лежит в апостольских словах

Апостол Петр говорит, что Иисус Христос, Спаситель наш, «...грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды...» (1 Петр. 2, 24). Господь Сам, по Своей воле и Своему желанию, восходит на Крест, говоря каждому из нас: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». (Мк. 8;34). Именно так и никак иначе.

Только неся свой личный и лишь для тебя подъемный Крест, возможно следовать с Богом и к Богу, и если путь Христа на Голгофу был тяжек (под крестом) и сопровождался страданием (на кресте), то выискивать легкие и удобные тропинки к Богу нет смысла. Их не существует. Нужен труд, а иногда и страдания; нужно отречение от удобств и удовольствий и смиренное терпение болезней, бед и неудач. Здесь - суть православия и главное его отличие от современных псевдохристианских мировоззрений, пропагандирующих, что Христос с теми, кто не смотря ни на какие потрясения и катаклизмы весел, богат, сыт и одет по последней моде. Идея, что христианство направлено лишь на облегчение повседневной жизни, в которой удобно и легко заниматься делами, добиваться успехов в работе, устраивать житейское благополучие низводит Христа до уровня всего лишь умного советника и всезнающего руководителя, то есть, низвергает его Божественную сущность.

К сожалению, идея эта популярна...

Она изрядно раздувается теми, кто, игнорируя Церковь и Таинства, гордо заявляет, что «у меня Бог в душе». Очень удобная теория, с всегда готовым для тебя божком, который потакает твоим желаниям и прихотям. Да и в церковь собственный божок направляет лишь за «святынькой», способной излечить и безболезненно перенести какую-то неудачу или недуг. Но тут уже безразлично, какая эта будет церковь и какая религия, вместо Бога - сплошная психотерапия, которой религиозный антураж нужен лишь как средство воздействия. Недаром наши «целители» и «пророчицы» вкупе с «пророками» проводят все свои выступления и сеансы в окружении икон, свечей и лампад. Память-то о Боге у людей не выветрилась, да и сослаться на «божественное благословение» всегда выгодно.

Креста в подобном «вероисповедании» нет, да Он и невозможен, так как Господь говорил отвергнись себя и и следуй за Мною, а здесь - «думай о себе» и «следуй за собой». Во главу угла ставятся цели сиюминутные, тленные, те, которые лишь ублажают тело, создают уют, покой и душевное равновесие. Даже для продвинутого гуманиста (сиречь атеиста), подобная «вера» - противна. В ней нет жертвенности и мысли о будущем. Это религия мещанства и потребления, да и не религия вовсе, просто самоуспокоительная пародия на веру.

«Сколько будет стоить помощь Бога?»

Раз за разом на наших приходах мы видим людей, прибежавших в страхе и горестях с одной лишь целью - «помогите, дайте, защитите». Когда же начинаешь толковать об исповеди, покаянии, жизни по Евангельским заповедям, встречаешь недоуменный взгляд, за которым, иногда, следует и конкретный вопрос-предложение: «Сколько будет стоить помощь Бога?»

Как может помочь Господь, когда к Нему обращаются лишь с молитвой язычника: «Дай», а на вопрос: «Что ты сделал для Бога?» - следует тирада о собственной праведности?

Если самостоятельно все за себя решил и определил, выбрал удобненький и легенький жизненный «крестик», который и не крест вовсе, а так - бижутерия на душе, то о какой помощи может идти речь? Сам решил, сам сделал, сам и отвечай...

Надо возвращать люду православному понимание Креста, не только как символа спасения и крестной смерти Христа, а как необходимый груз, который нужно пронести ради Бога, для того, чтобы быть с Богом.

Для этого мало проповедей с амвона, со страниц газетных и телеэкранов, тут и иное необходимо - прекратить обмирщение православных традиций, канонов и уставов церковных. Все разговоры об облегчении постов, упрощении богослужебного языка, укорачивания служб - это попытки отказаться от Креста, сделать из него лишь символ, а не образ спасения.

Сейчас не время никаким новшествам. Придет время, Церковь, если пожелает, то или иное видоизменит. Но ныне наши традиции, каноны и уставы есть основа возрождения истинной православной духовности, где найдется место и для подвига, и для совершенствования, и для преумножения талантов. Это наш Крест, который, как мы знаем - есть кратчайший путь к небу. Христос Сам прошел им. И пусть путь крестоношения это всегда борьба со многими искушениями и испытаниями, которые без скорбей не бывают, но давайте вспомним радость молодой матери, претерпевшей мучительное рождение своего ребенка, и представим нашу радость встречи с Богом, если мы сможем достойно пронести свой крест, к Кресту Его Честному.

Автор: Протоиерей Александр Авдюгин