УКР РУС  


 Головна > Публікації > Слово пастиря  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 166 відвідувачів

Теги
Ющенко комуністи та Церква Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат постать у Церкві монастирі та храми України молодь секти Голодомор Києво-Печерська Лавра Католицька Церква Доброчинність Мазепа церква і суспільство українська християнська культура краєзнавство 1020-річчя Хрещення Русі Патріарх Алексій II забобони Митрополит Володимир (Сабодан) УПЦ КП церква та політика Церква і медицина УГКЦ автокефалія Приїзд Патріарха Кирила в Україну милосердя вибори діаспора Археологія та реставрація Предстоятелі Помісних Церков Церква і влада конфлікти Церква і політика педагогіка Президент Віктор Ющенко шляхи єднання розкол в Україні іконопис церковна журналістика






Рейтинг@Mail.ru






Гармония Рождественского поста

  27 листопада 2008


Протоиерей Александр Авдюгин
Вчера была очередная наша программа по местному телевидению. Прямой эфир. Тема, естественно, о грядущем Рождественском посте. Договорить об истории поста, его необходимости и святоотеческом происхождении по существу не дали. Пошли звонки...

Семена проповедей прорастают

Вопросы именно те звучали, которые ожидались, о том, что уже говорилось и для того, чтобы позволить себе не поститься. Или, по крайней мере, исключения для себя любимого сделать.

Из года в год практически одно и то же. Одна лишь радостная разница - звонков больше. Значит, семена проповедей прорастают и уже не вызывает неподдельный ужас сознание того, что Новый год - это день постный. Вот только ростки эти сорняками суеверий и камнями незнания окружены, поэтому и силы в них мало, и сомнения «выживем ли?» одолевают.

Сколько не говори о том, что пост два крыла имеет: телесное и духовное, все едино, большинство вопрошений: что кушать, когда кушать и почему не кушать.

Любим тело, просто обожаем. Холим его, мазями и благовониями удобряем, модными одеждами и драгоценностями украшаем.... 

И правильно делаем!

...но любим мы больше тело, просто обожаем

Бог человека красивым создал. Только вот двусоставен человек, кроме тела Господь еще и душу дал, не менее прекрасную. И если гармонии или симфонии (кому как нравится) между телом и душой не будет, то и красоты не останется. В этом мире тебя любить люди не будут, так как душа гнилая, и в «том» не примут, кому среди райского творческого блаженства грязная и мерзкая душа нужна?

Именно для того и благословила веками своими Церковь четыре поста многодневных, по четырем граням года расположенных, чтобы гармонию тела с душою выправлять и ужас разделения между ними ликвидировать.

Невозможно в постовой практике разделять телесное и духовное. Можно благополучно прожить на хлебе и воде рождественскую четыредесятницу, похудеть и очистить организм от шлаков, стать статным и гибким, поразить воображение сослуживцев и приобрести новых поклонников, но в итоге  потерять себя, как человека. Ведь сослуживцы отвернутся, а поклонники сгинут, когда из прекрасного тела начнет струиться зловоние неочищенной души...

«Паче снега убеленное» оно станет лишь смиренное постом и омытое молитвой покаятния

Знаете, как трудно разговаривать или исповедовать молодого красивого человека, изо рта которого неприятно пахнет, а на языке лишь злословие? Именно так и выглядят те, кто видит в посте лишь диету и телесное воздержание.

Тело преобразится и станет достойным встретить рожденного младенца Христа лишь тогда, когда его смиришь постом и омоешь молитвой покаяния. Удивительно это преображение! Оно даже наименование имеет библейское - «паче снега убеленное». Не белее белого и не чище чистого, а ярче и прекраснее блестящего на солнце первого снега. Его цветового определения и в языке нашем не существует, так же, как не можем мы языком человеческим райские пажити описать. Только псалмопевец Давид и смог определить: «паче снега убеленное».

Итак, пост восстанавливает в человеке  человеческое, соединяет внутреннее и внешнее, но это, отнюдь, не означает, что для всех должно быть единое правило и абсолютно равный регламент.

Мы все разные

Разные мы все. И по силе. И по духу. Крест у каждого свой, да и таланты по численности не одинаковы. Помните апостольское: «по мере удела, какой назначил нам Бог в такую меру, чтобы достигнуть и до вас» (2 Кор.10:13). Именно поэтому самостоятельно взваливать на себя «неудобоносимое», как и ограничивать «в подвигах постовых» не нужно, да и опасно.

Опасно потому, что за самочинным рвением к «сплошному аскетизму» и монашескому посту по канонам афонской обители веков минувших, стоит гордое «я смогу» и преувеличение собственных сил. Обычно это заканчивается срывом не только установленного самим собою постового правила, но и всего поста в целом. Разочарование в себе в подавляющем большинстве случаев сопровождается безнадежным: «все едино, толку с меня нет», унынием и бросанием во все тяжкие...

Не менее опасно и противоположное: «Я немощен, слаб, болен и у меня работа нервно-тяжелая». Результат - постоянное потакание своим греховным наклонностям и калейдоскоп страстей, которые пляшут за скорбно-постным выражением лица.

Так как же поститься?

Так как же поститься? Это отнюдь не риторический вопрос, хотя ответ прост: «Посоветуйтесь с батюшкой». Ведь он знает вашу меру и ваши возможности. Он ведает, что с вашим, например, гастритом никак без елея (масла) нельзя, а со здравием другого и его предрасположением к блуду можно и понедельник сухоядным сделать.

Особое отношение правил постовых к больным и детям. Нам известно, что болящим пост ослабляется, а иногда вовсе отменяется. В далеком далеко мне пришлось наяву с этим примером столкнуться в одном из великих монастырей нашей Церкви.

В первые годы возрождения обители ее наместником был удивительный по своим душевным и духовным качествам архимандрит, ныне он уже архиепископ. В этом пастыре душ монашеских было особое качество (наверное, и сегодня оно присутствует), он всех любил строго. Обычно наша любовь подразумевает попущение и особое прощение. Наместник прощал всех, а вот попускать грех не позволял, как не разрешал и самочинно брать на себя «повышенные молитвенные обязательства». Это касалось не только монахов и послушников, но даже постоянных тружеников при монастыре, и тех, кто стремился в братию.

В те годы доставалось монахам. Службы велись практически под открытым небом или в холодном летнем соборе. Плюс тяжелейшие физические нагрузки. Монастырь тогда представлял собой одну сплошную руину. Естественно, простывали многие, да и старые болячки одолевали. Некоторые в больницу попадали. И однажды я стал свидетелем, как поехал отец наместник в городской лазарет проведать болящего инока. Увидев в палате непоправляющееся худое и немощное монастырское чадо, отец наместник слезно сокрушался и даже начал сетовать на медицинских работников.

Тут доктор в палату вошел и также возмущаться начал:

- Так, отказывается он от пищи нашей. Монах ваш. Пост, говорит, у него.

И добавил:

- Так и я помру, если есть ничего не буду.

Знаете, что такое праведный гнев? Вот в тот момент я его видел на лице наместника.

- Как не ест?

И уже обратившись к больному иноку, продолжил.

- Значит, так, отец. Здоровье - дар Божий. Его беречь надо, что бы свое предназначение исполнить.

И в сердцах добавил:

- Нет, для тебя поста!

Конечно, болезнь болезни рознь, поэтому паки и паки призываю тех, у кого что болит, что-то колет, где-то стреляет, щемит или крутит, перед постом сходите к своему священнику и вместе с ним решите, какова мера телесного поста будет полезна и благодатна для вас.

С Рождественским постом!

Детский же пост дело сложное и он имеет прямое отношение к тому воспитанию, которое вы дали своему дитяти. Ребенок сам должен желать поститься, то есть его пост возможен лишь тогда, когда он им осознан и, конечно, если он не вредит его здоровью.

Есть еще одна грань поста, которую за рассуждениями о еде как то и не видно.

Все мы обладаем некоторыми не очень хорошими привычками, в обиходе называемыми «страстишками». Очень часто попуская их существование «по немощи нашей» мы привыкаем к ним и уже даже за грех не признаем.

Пост именно и есть то время, когда от них можно избавится. Вот тогда действительно можно говорить о «постовом подвиге» и именно при этом условии и при благом стремлении стать внутренне и внешне чище, Господь увидит наше желание достойно встретить Его Рождество.

Увидит и помилует.

Увидит и дарует несравненно больше того, что мы заслужили.

С Рождественским постом!
Автор: Протоиерей Александр Авдюгин