УКР РУС  


 Головна > Публікації > Точка зору  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 102 відвідувачів

Теги
вибори постать у Церкві українська християнська культура Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі Церква і влада забобони Президент Віктор Ющенко Доброчинність конфлікти Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ милосердя Предстоятелі Помісних Церков секти Вселенський Патріархат Церква і політика іконопис монастирі та храми України автокефалія УПЦ КП розкол в Україні краєзнавство Церква і медицина Києво-Печерська Лавра Патріарх Алексій II комуністи та Церква шляхи єднання Голодомор церква і суспільство діаспора Священний Синод УПЦ церковна журналістика Католицька Церква Археологія та реставрація Митрополит Володимир (Сабодан) педагогіка Мазепа церква та політика молодь






Рейтинг@Mail.ru






Зачем нужен священник?

  12 June 2008


Протоиерей Александр Авдюгин

 

Три вида служения входит в обязанности священника: служение «отца», «учителя» и «наставника». Причем отцовство - функция постоянная, так как, независимо от уровня подготовки, знаний и коммуникабельности, именно он участвует в духовном рождении и жизни христианина, начиная от Таинства крещения и заканчивая обрядом погребения. Учительство напрямую связано с наличием достаточного системного богословского образования. Именно качество учителя является главным, что должны давать духовные школы.

Наставничество же доступно далеко не всем, и приобретается лишь с достаточным опытом пастырской практики, при постоянной самостоятельной богословской подготовке и преумножении данных Богом личных талантов.

Духовный рост священнослужителя, достижения им ранга «наставника» возможен лишь тогда, когда не будет препятствий в исполнении принятой им же, при рукоположении, ставленнической присяги. Редакций таких «Присяг» много, но они очень похожи, и во всех есть следующие обещание:

«Учение веры содержать и другим преподавать по руководству Святыя Православныя Церкви и Святых Отец; вверяемые попечению моему души охранять от всех ересей и расколов, а заблудших вразумлять и обращать на путь истины и спасения.

Проводить жизнь благочестивую, трезвенную, от суетных мирских обычаев устраненную, в духе смиренномудрия и кротости, и своим добрым примером руководствовать других ко благочестию».

Можно ли достичь исполнения этой присяги, если повседневная жизнь современного пастыря сопряжена с постоянно возрастающим числом послушаний, к которым ни наставничество, ни отцовство, ни учительство не имеет никакого отношения?

Социальное служение, как-то окормление домов престарелых, тюрьмы и интернаты для инвалидов, хоть и отвлекает непосредственно от прихода, но несут в себе пастырские функции. Нужен священник и в образовательных учреждениях, но только не в качестве регулярного преподавателя с ежедневными уроками или лекциями. Совершенно же не понятны обязанности священника в строительстве храма, в хозяйственной работе, в организации мастерских или предприятий, даже если они востребованы и надобны для церковных нужд.

Священник не должен быть прорабом или коммерческим директором. Это сочетание исключает возможность и богословского, и духовного совершенствования.

К сожалению, нынче критерии «успехов» пастыря очень часто  имеют именно хозяйственный вектор. «Возрождение духовности», как это ни прискорбно, определяется лишь по количеству построенных и реставрированных храмов, степенью их благолепия. Умение священника находить спонсоров, решать проблемы финансирования строящихся церковных объектов стали критерием, определяющим фактором его  служебного роста. Именно они получают церковные благодарности и награды, становятся «лидерами» в епархиальной структурах, возглавляют благочиния и различные комитеты.

Результат печален. Инициативный, образованный и харизматичный священник практически служит лишь по воскресным и праздничным дням, отдав остальные пастырские обязанности менее активным и знающим клирикам, или возлагает все свои учительские заботы на мирян. Не удивительно, что после такого «учительства» под золотыми куполами храмов с красивой росписью и дорогой утварью царят откровенно языческие и далеко не православные мировоззрения.

Во время последней сессии на заочном отделении КДА мне пришлось жить в лаврской гостинице со священниками из различных районов Московского патриархата. Белоруссия - Урал - Сибирь - Украина и Молдова. Это разные по возрасту, образованию, семейному положению и материальному состоянию пастыри, объединенные, прежде всего, желанием учиться и преумножать свои богословские знания. Но был еще один объединительный фактор: все они сетовали на занятость строительными приходскими проблемами, которые забирают все свободное время священника. О какой качественной подготовке к сессии может идти речь, если отсутствие «успехов» в строительстве влечет за собой епархиальные санкции, вплоть до перевода на более слабый, дальний и бедный приход? Как можно сочетать требования ставленнической присяги: «Богослужения и Таинства совершать со тщанием и благоговением по чиноположению церковному, ничтоже произвольно изменяя», если постоянно необходимо «выбивать», «доставать», следить за порядком и ублажать благодетелей?

Вот и бежит настоятель одноклирового прихода на каноне утрени проконтролировать разгрузку цемента; старается побыстрее провести исповедь, так как запланирована встреча в строительной организации или произносит вместо проповеди лишь краткое изложение евангельского чтения по причине того, что кран дали лишь на полдня.

Вот что пишет один из служителей Церкви в своем интернет-блоге:

Священник берет на себя обязанность предстояния пред Богом за свою паству и ответственность за нее; паства же возлагает на себя заботу о житейских попечениях семьи священника. При этом паства должна быть уверенна в том, что за нее действительно молятся, а не просто частички вынимают; живут ее жизнью, болеют их бедами, постоянно открыты к ее нуждам, проблемам и беспокойствам - в любое время дня и ночи... Священник же был бы уверен в том, что его голова не будет болеть об устройстве своего быта и жизни семейства, и все время он мог бы уделить молитве - и не только храмовой; собственному духовному совершенствованию, всем формам словесного служения Богу и ближним. В реальности же получается все иначе...

Наша Церковь знает подвижников веры и благочестия, которых мы называем «строителями», но все они обладали особыми, святыми талантами, непревзойденными иными их современниками.  Повсеместного требования «строить» не было и нет в церковном Уставе, как нет его и в трудах святых Отцов. Молчит о прорабских послушаниях Иоанн Златоуст в «Шести словах о священстве», ничего не говорит о необходимости заниматься хозяйственными проблемами и святитель Амвросий, епископ Медиоланский (Миланский) в своем труде «Об обязанностях священнослужителей». Эти отцы Церкви вменяют в обязанность пастырям лишь жертвенность служения, любовь к пасомым, нравственную чистоту, учительство и проповедь.

Сегодня уже не начало 90-х годов прошлого века. Ныне количество ничего не решает. Во главе угла - качественный уровень наших пастырей, а он зависит от исполнения священником только тех обязанностей, которые отвечают его положению и его статусу. Священник несет в себе образ Христа. Поэтому служение священника - есть служение Христово.

У священника не может не быть времени для молитвы и апостольского благовествования. Иначе закономерны вопросы: кто будет за всех ежедневно и постоянно молиться? Кто будет нести слово Христово «во вся языки»?

Да и зачем тогда нужен СВЯЩЕННИК?

Автор: Протоиерей Александр Авдюгин