УКР РУС  


 Головна > Публікації > Церковні хроніки  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 51 відвідувачів

Теги
УПЦ КП Церква і політика УГКЦ Археологія та реставрація Митрополит Володимир (Сабодан) Приїзд Патріарха Кирила в Україну розкол в Україні церковна журналістика Голодомор шляхи єднання іконопис постать у Церкві секти Патріарх Алексій II забобони Вселенський Патріархат комуністи та Церква педагогіка Мазепа Священний Синод УПЦ Доброчинність краєзнавство церква та політика милосердя церква і суспільство конфлікти Церква і влада 1020-річчя Хрещення Русі українська християнська культура автокефалія Предстоятелі Помісних Церков діаспора Ющенко молодь Києво-Печерська Лавра Церква і медицина вибори монастирі та храми України Католицька Церква Президент Віктор Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






Архиепископ Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких): «Я — единственный, кто может рассказать об этом…»

  11 June 2007



У истоков рождения УПЦ. Воспоминания очевидца. ЧАСТЬ ІІ

Читайте также

ЧАСТЬ І >>>

ЧАСТЬ ІІІ >>>

«Их надо давить танками»...

В прессе много писали о том, что Филарет призывал танками давить национально-освободительное движение в Украине. Но нигде не говорилось, где и при каких обстоятельствах это прозвучало.

...Это было во времена начала движения Руха во Львове. Филарет приехал туда для ознакомления с ситуацией на месте и встречи с интеллигенцией. Там его подвергли обструкции, обвиняя во всех смертных грехах, пособничестве советской власти и так далее. Потом я его встречал в киевском аэропорту «Жуляны». Он возвратился очень хмурый и озабоченный и, увидев меня, как-то обреченно-горько сказал: «Там советской власти уже нет. Их там надо танками давить». Такой была его реакция на встречу с галицкой интеллигенцией, той самой, которую он сейчас, как танк, использует для того, чтобы удержаться при власти. Вот ведь парадокс истории.

Об отношении Филарета к митрополиту Одесскому Сергию

Филарет имел обыкновение обедать в одно и то же время - в час дня - у себя в резиденции и всегда приглашал викарного епископа, каковым одно время был и я. Помню, однажды, когда я пришел в трапезную, Филарет был чрезвычайно оживлен. У него было прекрасное настроение и хороший аппетит. (Он вообще был очень разборчив в пище и употреблял только экологически чистые продукты: и воду, и рыбу, и все остальное. Все это привозилось по заказу из закрытых баз. Он очень следил за своим здоровьем). Во время обеда Филарет сообщил, что получил известие о смерти одного из самых влиятельных иерархов Украины - митрополита Одесского и Херсонского Сергия (Петрова).

Это был архипастырь-барин, который по своему влиянию в Украине приближался к Филарету. Его юрисдикция простиралась практически на все южные экономически развитые города: Одессу, Николаев, Херсон, Донецк, и потому митрополит Сергий чувствовал себя уверенно по отношению к Филарету. Они были своего рода соперниками.

Митрополит Сергий стоял на позициях единства Русской Православной Церкви. В одно время он даже был управляющим делами Московского Патриархата, правда, очень недолго. В его руки попали документальные данные о личной семейной жизни Филарета. Это были какие-то письма Филарета и Евгении Петровны, в которых «владычица киевская» инструктировала Филарета, как поступить с теми или иными неугодными архиереями, давала советы, как опорочить их имена. Евгения Петровна любила вояжировать по епархиям и монастырям, а затем по её «наводке» производились те или иные перестановки архиереев и игуменов.

Владыка Сергий надеялся, что когда-нибудь ее письма послужат обвинением против Филарета, мечтал о суде над ним. После его неожиданной смерти архив попал в руки одного, ныне покойного, архиерея. Как мне рассказывал об этом один российский святитель, произошло это в бытность Филарета Местоблюстителем Патриаршего Престола, за что последний владелец писем и получил в своё время от него неплохую кафедру.

О вражде Филарета к бывшему епископу Житомирскому Иоанну (Боднарчуку)

Еще один штрих к психологическому портрету Филарета вспоминается в связи с уходом в раскол УАПЦ бывшего епископа Житомирского Иоанна (Боднарчука).

Известно, что владыка Иоанн стал одним из лидеров возрожденной автокефальной церкви. Филарет, еще в бытность того правящим Житомирским архиереем, ненавидел его, постоянно посылал в Житомир комиссию за комиссией, обвинял епископа Иоанна в растратах и женолюбии, тем самым создавая вокруг владыки обстановку нетерпимости.

Выскажу предположение, что митрополит Филарет исполнял чье-то поручение, пытаясь заставить владыку Иоанна уйти на покой, ибо последний не скрывал своих национально-патриотических убеждений. Он был неугоден властям (был много лет политзаключенным) и его надо было устранить. И «убрали» его руками Филарета.

Владыка Иоанн был человеком гордым, не хотел склоняться перед Евгенией Петровной, выполнять её указы, целовать ей руки. Я думаю, что он стал жертвой филаретовской деспотии. По сути дела, Филарет сам толкнул его в раскол, а потом с большим злорадством лишил архиерейского сана.

Униатской проблемы могло бы и не быть...

Управление Филарета украинскими епархиями Московского Патриархата продолжалось свыше 20 лет. Поэтому именно он несет ответственность за все, что случилось в церковной жизни Украины в эти годы. Столько лет занимая кафедру киевских митрополитов, Филарет, например, не мог не знать униатской проблемы. Однако он упрямо утверждал, что униатов в Украине просто нет, проводил во Львове праздничные мероприятия по случаю юбилея полной, как ему хотелось думать, ликвидации униатства.

Вместо того, чтобы положительно раскрывать православие в Западной Украине, там, с его ведома и по его устному распоряжению, из храмов выносились старинные статуи, обрубливались престолы, иногда мраморные, чтобы привести внешний вид церквей в соответствие с «московской» традицией.

А теперь подумайте, стоило ли это делать? Какой след все это оставляло в душе верующих, которые пришли в нашу Церковь из Греко-Католической? Даже сейчас, и священники это хорошо знают, любые попытки переставить в храме иконы, а тем более подарить что-либо другому приходу, вызывают бурю протеста среди прихожан. А в Галиции и Закарпатье в 80-е годы по указке Филарета из церквей выносились даже дарохранительницы, сделанные в виде храмов. Все это сыграло свою отрицательную роль, и этим воспользовались враги православия.

Интеллигенция искала в лице Церкви союзника

Недальновидность Филарета проявилась и в том, что он не сумел вовремя распознать новые веяния в украинском обществе накануне и во время перестройки. Он прозевал момент, когда украинская интеллигенция искала в лице Церкви союзника, и с ходу отказался, в угоду коммунистическим властям, вступить в диалог с зарождавшимся тогда Рухом. Страшась разоблачений, он грудью защищал загнивший строй. По сути, он сделал губительный для Церкви стратегический промах.

Сейчас о нем рассказываются легенды, как о некоем Моисее украинского народа, личности, имеющей пророческий дар. Говорят, он якобы  стоял у истоков организации национальной украинской автокефальной церкви. Его действия, свидетелем которых был я как управляющий делами, говорят о другом: он всегда боролся с национальным движением, которое презрительно называл «националистическим, буржуазным, жидовским». Позднее он сам сделает ставку на националистов, сеющих раскол среди православных. И это есть также свидетельство его ошибок и недальновидности. Он понадеялся на поддержку атеистической власти, на силу денег, на то, что запуганный им украинский епископат не найдет сил возражать. Но не только епископы, а и весь народ отверг своего экзарха-раскольника, не пошёл за ним, отстоял свою исконную тысячелетнюю благодатную Православную Церковь на Украине.

А кто его поддержал? Политики, учившие партактив, как закрывать церкви в Украине в период подготовки 1000-летия Крещения Руси (Л. Кравчук), да еще обиженные судьбой и сталинскими репрессиями бывшие политические заключенные и крайние нецерковные националисты. А также те, кто был ослеплен националистической пропагандой, захлестнувшей слабые души накануне распада Советского Союза.

Особенно показательным является случай с замученным в Сибири украинским поэтом Василием Стусом

Сейчас я с изумлением читаю, как эмоционально Филарет выражает скорбь по поводу мученической смерти этого поэта от рук большевистско-коммунистического режима, которому Филарет был предан и искренне служил. Пусть же останется в истории, как Филарет и представитель КГБ в резиденции на Пушкинской, 36, в зале, где он говорит сейчас уранационалистические проповеди, вместе разрабатывали план срыва похорон тела Стуса, привезенного в Киев. По минутам высчитывалось время, чтобы растянуть обряд панихиды в Покровской церкви на Приорке, чтобы гроб не пронесли по городу, как того желали участники похорон. Филарет лично инструктировал старика отца Николая Радецкого, настоятеля Покровской церкви, как, вопреки церковному уставу, затянуть двадцатиминутную панихиду с утра до 16 часов вечера. Разве это не пример его подлинного «патриотизма»?

Позднее отец Николай позвонил и сказал, что ничего из этой затеи не получилось. Руховцы зашли в храм с желто-голубыми флагами, отстранили отца Николая от службы и панихиду совершили какие-то униатские священники из Галичины. Филарет был сильно раздосадован. Теперь же он лицемерно участвует в разных поминальных мероприятиях, академиях, распинаясь в своей любви к замученному в застенках лагерей поэту!

Украинской Православной Церкви могло бы и не быть...

После смерти Патриарха Пимена наступил момент: «быть или не быть» Филарету Московским Патриархом. То обстоятельство, что он длительное время занимал первую историческую кафедру в Русской Церкви - Киев и стал Местоблюстителем Патриаршего Престола, (фактически, главой Русской Церкви), придавало ему уверенность, что он непременно будет Патриархом. Ведь стать Местоблюстителем в те времена можно было только с одобрения политбюро КПСС, ибо в советские времена церковные выборы не были совершенно свободными.

Помню, как я провожал Местоблюстителя на Архиерейский Собор РПЦ для выборов Патриарха. Отозвав меня на перроне в сторону, он важно произнёс: «Я уезжаю, наверное, надолго. Берите все в свои руки». Филарет был особенно торжественно настроен, видимо, уже предвкушал, что возвратится в Киев в зеленой мантии Патриарха. На самом высоком уровне в Киеве его проинформировали о том, что выбор «руководства» пал на него. У монахинь Киевского Флоровского монастыря Евгения Петровна заказала пошить Филарету белоснежный патриарший куколь.

Евгения Петровная тоже не скрывала от меня свои планы переезда в Москву на дачу Патриархов Московских в Переделкино и искренно возмущалась тем, что Филарет вдруг предложил ей остаться в Киеве. Как выдумаете, кем? Игуменией (!) «монастыря» по адресу Пушкинская, 36, т. е. в резиденции киевских митрополитов! Филарет, как видите, не хотел выпускать резиденцию из своих рук. Они, видимо, хотели оставить митрополитом в Киеве молодого неопытного епископа, и Евгения Петровна намекала, что их выбор давно пал на меня. Потому-то Филарет и произнес на перроне киевского вокзала у поезда с табличкой «Киев-Москва»загадочные, но вместе с тем и прозрачные слова: «Берите все в свои руки». Они желали править Украинской Церковью безраздельно и из Москвы.

Все это дает мне право утверждать, что ни о какой самостоятельности, стань Филарет Московским Патриархом, Украинская Церковь и мечтать бы не могла, ибо только Евгению Петровну хотел он оставить навсегда «владычицей Киевской».

Об Архиерейском и Поместном Соборах в Москве

На Архиерейском Соборе РПЦ избиралась «почетная тройка» кандидатов в Патриархи.

В Москву я приехал позже. Нашел Филарета. Он «скромно» занял один из номеров гостиницы в Даниловом монастыре, демонстративно не занимая как Местоблюститель Патриарших покоев. Я сначала даже расчувствовался: какая скромность! Смеюсь теперь над своей наивностью...

Все было рассчитано. Филарет часами не выходил из номера, не общался с архиереями, посмеиваясь над другими кандидатами, которые старались демонстрировать свою «открытость» к епископату. Он ни на секунду не покидал заветную комнату с телефонным аппаратом. Он ждал. Но не законных выборов, а звонка из политбюро ЦК КПСС с сообщением, что выбор компартии пал на него.

Как потом мы узнали, Анатолий Лукьянов, тогдашний Председатель Верховного Совета СССР, уже после избрания Патриарха, объяснял Филарету отсутствие звонка тем, что, мол, времена уже не те, на дворе перестройка, и политбюро уже не может повлиять на епископат в условиях гласности и плюрализма.

Я же полагаю, что политбюро КПСС было по сути все-равно, кто станет Предстоятелем РПЦ, потому что все кандидаты были достаточно опытными администраторами и каждый из них имел шанс стать новым Патриархом. Но, думаю, что против Филарета сыграли три фактора: 1) растущее недоверие высшего московского руководства к Л. Кравчуку - председателю Верховного Совета УССР (тогда начиналась борьба украинских националистов за независимость Украины, а Кравчук был с ними весьма деликатен); 2) Руководству СССР требовался церковный лидер не столь откровенно связаный с «органами» и не столь явно отражающий административно-командный стиль управления; 3) суперпривязанность Филарета к «сестре» - Евгении Петровне Родионовой, давно ставшая «притчей во языцех» (публикации в центральной прессе и т.д.). Политбюро просто самоустранилось и впервые позволило провести выборы тайным голосованием, вполне допуская, что большинство изберёт не Филарета. Само наличие в почетной тройке кандидатов второго, помимо Филарета, украинца (митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан)) уже вносило разнобой в ряды возможных симпатиков Филарета и создавала немалую интригу в выборах. Но Филарет не переставал до последней минуты верить в старые административные механизмы и свои влиятельные светские связи.

На Архиерейском Соборе в первом туре ему не хватило одного голоса...

По двадцать пять голосов получили митрополит Ювеналий и он. Сразу вошли в «тройку» митрополит Алексий (ныне Патриарх Московский) и митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (нынешний Предстоятель УПЦ). Таким образом, кто-то из двух других претендентов - митрополит Ювеналий или Филарет - должен был войти в тройку кандидатов, из которой был бы избран Патриарх.

Филарет был мрачнее тучи, догадываясь, что где-то просчитался, что его «подставили». Он понял, что Патриархом Московским ему уже не быть. В этой ситуации надо было «сохранить лицо» и попытаться войти в почетную тройку кандидатов.

Когда Архиерейский Собор открылся, я напомнил ему, что в Москве, в гостинице «Украина», находится больной (ныне покойный) Полтавский владыка Феодосий. И ежели бы у меня был автомобиль, то за час-полтора я мог бы привезти бюллетень с голосом Феодосия. Филарет не раздумывая предоставил мне свою машину.

На сумасшедшей скорости мы помчались по многолюдной Москве. Я нашел в гостинице номер архиепископа Феодосия, протянул ему бюллетень для голосования и с ходу говорю: «По поручению митрополита Филарета Вы должны проголосовать». И, в нарушение всех процедурных правил, владыка Феодосий при мне заполнил бюллетень, зная, что я отдам его Филарету. (При этом у меня осталось впечатление, что владыка Феодосий не хотел голосовать за Филарета и потому самоустранился, сказался больным). Я успел приехать в Данилов монастырь и вручить Филарету пакет с бюллетенем владыки Феодосия. Он, нарушив процедуру голосования, мельком взглянув, бросил в избирательную урну. (Знал бы я, кому суждено было моими руками войти в почетную тройку кандидатов - моему гонителю и врагу Церкви Христовой на Украине!)

Когда огласили результаты, у Филарета - 26 голосов, у Ювеналия - 25. (Пусть меня простит владыка Ювеналий...) Филарет был этим очень доволен.

После избрания Патриарха Русской Церкви архиереи вздохнули с облегчением

Поздно вечером после Поместного Собора все архиереи собрались в Трапезном храме для оглашения официальных результатов последнего тура голосования. Филарет зачитал протокол: выбор пал на митрополита Ленинградского Алексия...

После избрания Патриарха Русской Церкви архиереи вздохнули с облегчением, подписали Грамоту на послушание ему и выстроились цепочкой поздравлять нового Первосвятителя с избранием.

Я подошел к Патриарху: «Ваше Святейшество, должен признаться, что голосовал не за Вас. Но избрание Патриарха -  дело Духа Святого. Теперь Вы - наш законно избранный Предстоятель. Прошу Вас не отринуть отрока своего от лица своего». Святейший Патриарх меня обнял и произнес: «Владыка! Вы делали то, что должны были делать, будучи викарным епископом Экзарха. Мы еще не раз с Вами послужим!» Таково было великодушие нового Патриарха! Он стремился к миру и согласию, это было видно невооруженным взглядом.

Когда я затем подошел к Филарету, он произнес злосчастные слова, от которых у меня похолодело внутри: «Вы видите, владыка, последнего Патриарха единой Русской Церкви. Они (?!) сделали ошибку».

Вне всякого сомнения, именно тогда, на Поместном соборе, в этот торжественный момент, в уме Филарета возникла и созрела мысль об отторжении украинских епархий от лона Русской Православной Церкви. Неуемная гордыня - это та змея, которая всегда жалила тело Церкви расколами и ересями. Теперь же - в образе филаретовской УПЦ-КП и УАПЦ.

Первые шаги к независимости УПЦ

Практически сразу на Поместном Соборе Филарет приступил к исполнению задуманного. Он потребовал упразднить название «Украинский Экзархат», оставив название «Украинская Православная Церковь» и право иметь Синод. Раньше, до выборов Патриарха, Филарет и слышать не хотел ни о какой самостоятельности, но после поражения на Соборе сразу стал поддерживать эту идею и наполнять ее в Киеве реальным содержанием.

Первым шагом к расколу стало внесение в определения Поместного Собора путем шантажа (грозил отказом подписать определения Поместного Собора) двусмысленной фразы, а именно, что для УПЦ открывается возможность «к дальнейшему совершенствованию своей самостоятельности». Как мне потом рассказывал сам Филарет, ему это далось нелегко, ибо текст определений Собора уже был принят и  окончательно проголосован. Таким образом, положение об усовершенствовании самостоятельности УПЦ было внесено редакционной комиссией в определения Поместного Собора без канонического соборного обсуждения.

Конечно, в атмосфере удачного завершения избрания нового Патриарха, увы, далеко не все сразу заметили эту чрезвычайно важную вставку. Да и те, кто внес ее или заметил со стороны, вряд ли придавали этому обстоятельству большое значение. Предвидеть, что кандидат в Патриархи уже на Поместном Соборе приступит к осуществлению плана раскола единой Русской Церкви было очень трудно и даже невероятно. Но именно на эту фразу о совершенствовании самостоятельности УПЦ бесчисленное количество раз будет впредь ссылаться Филарет, шантажируя Патриарха и Священный Синод РПЦ, оболванивая ею украинский епископат и обосновывая свои претензии на «патриарший куколь» в Украине. Правовая «мина» замедленного действия была подведена Филаретом под прочный фундамент РПЦ на Украине, как ни парадоксально, прямо на Поместном Соборе РПЦ, избравшем нового Предстоятеля. Это была жестокая месть Филарета всей Русской Церкви.

   
Хиротония архимандрита Ионафана во епископа Переяслав-Хмельницкого. Позади - митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко)

Хиротония архимандрита Ионафана во епископа Переяслав-Хмельницкого. Позади - митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко)
Встреча братией Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры своего наместника - епископа Ионафана

Встреча братией Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры своего наместника - епископа Ионафана
Владыка Ионафан с ветеранами

Владыка Ионафан с ветеранами
Заседание Священного Синода Украинского Экзархата РПЦ. Председатель - митрополит Филарет

Заседание Священного Синода Украинского Экзархата РПЦ. Председатель - митрополит Филарет