УКР РУС  


 Головна > Українські новини > В гостях у редакції  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 157 відвідувачів

Теги
Церква і влада українська християнська культура церква та політика Католицька Церква Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України 1020-річчя Хрещення Русі УПЦ КП забобони педагогіка Доброчинність Президент Віктор Ющенко Священний Синод УПЦ діаспора секти вибори Приїзд Патріарха Кирила в Україну автокефалія Археологія та реставрація краєзнавство милосердя церковна журналістика шляхи єднання комуністи та Церква Ющенко Києво-Печерська Лавра церква і суспільство Церква і політика Мазепа постать у Церкві Церква і медицина Голодомор розкол в Україні Предстоятелі Помісних Церков Патріарх Алексій II іконопис Вселенський Патріархат молодь конфлікти УГКЦ






Рейтинг@Mail.ru






Константин Сигов: «Мы стремимся преодолеть хронологический провинциализм, который отрезает людей от самых главных встреч»

  07 лютого 2007



Константин Борисович Сигов известен не только как директор научно-издательского объединения «Дух и литера», одного из ведущих в Украине издательств философской и христианской, более всего православной, литературы. Многие киевляне, неравнодушные к современному православному богословию, знают его как организатора ежегодных международных христианских конференций «Успенские чтения», на которые собираются гости из разных стран мира. Кроме того, ежегодно «Дух и литера» организовывает для молодых людей (а скорее не только для молодых, но для всех, кто молод душой) двухнедельный «летний богословский институт» в одном из предместий Киева.

В редакции нашего портала Константин Сигов поделился мыслями о принципах и задачах, которые положены в основу деятельности научно-издательского объединения «Дух и литера», рассказал о замечательных участниках киевских интеллектуальных встреч, раскрыл некоторые планы на будущее...

- Константин Борисович, что лежит в основе деятельности научно-издательского объединения «Дух и литера»? Как сочетаются ваши мировоззренческие установки с необходимостью строить успешное по финансовым показателям издательство?

- «Дух и литера» - действительно научно-издательское объединение, и начиналось оно не как коммерческое предприятие. Сначала мы занимались исследовательской деятельностью, научной работой, и уже на базе научной структуры создали издательство. Первой нашей книгой стало изданное в 1992 году «Богословие иконы» Леонида Успенского. А в 2007 году мы будем праздновать 15-летие издательства «Дух и литера».

Среди наиболее известных наших книг - «София-Логос. Словарь» С.С.Аверинцева. Этот труд выдержал семь изданий за шесть лет, переведен на украинский язык. Объем последнего русскоязычного издания увеличен почти вдвое по сравнению с предыдущими за счет включения практически всех написанных Сергеем Сергеевичем энциклопедических статей, в том числе и никогда не издававшихся; общий объем этого тома превысил 900 страниц. Это тот редкий случай, когда научная книга, не входящая в список популярного чтива, вызвала большой интерес. Мы благодарны за это нашим читателям.

В собрании сочинений Сергея Аверинцева уже вышли четыре тома: «Связь времен», «Переводы: Евангелия, Книга Иова, Псалмы», «София-Логос. Словарь», «Многоценная жемчужина»; часть текстов размещены на нашем сайте http://www.duh-i-litera.kiev.ua/.

Одной из важных задач нашего издательства с самого начала было преодоление некоторых устоявшихся предрассудков, например, представления о какой-то провинциальности нашего города,  страны; собственно, это была борьба с постсоветским менталитетом. Когда мы начинали, таких авторов, как епископ Каллист Уэр из Оксфорда, митрополит гор Ливанских Георгий Ходр, Христос Яннарас, Иоанн Зизиулас, Поль Рикер, Эмманюэль Левинас, Чарльз Тейлор, Симона Вейль просто не переводили и не знали у нас.

Недавно к нам приезжала группа из российского телеканала «Культура» для съемок передачи об издании сочинений Аверинцева в Киеве. Ведущий передачи «Тем временем» Александр Архангельский рассказывал, что у многих людей, от Санкт-Петербурга до Владивостока, вызывает удивление, почему более всего Аверинцева издают именно в Киеве. Предыстория проста. В 1998 году Аверинцев стал почетным профессором Киево-Могилянской Академии: мы хотели привлечь в наш город этого великого ученого. Известно, что одна из лучших статей, посвященных Софии Киевской, принадлежит перу Аверинцева. И хотя это статья 60-х годов, она, по мнению специалистов, остается во многих отношениях непревзойденной. Таким образом, мы возобновили контакт великого ученого и христианского мыслителя с городом Святой Софии.

- Сергей Аверинцев был постоянным участником Успенских чтений до самой своей кончины. Расскажите, пожалуйста, как возникла традиция проведения осенних международных богословско-философских конференций в Киеве?

- Для того, кто знает и ценит какого-либо автора по его трудам, совершенно особое значение имеет живая встреча с мыслителем. Хочется знать, о чем он думает сегодня, а не только тогда, когда писал свои классические работы.

Приведу пример. В 1997 году мы издали книгу проповедей митрополита Антония Сурожского «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа», которая стала настольной книгой на многих приходах, в том числе не только городских, а и деревенских. Мы обратились к автору с просьбой принять участие в Успенских чтениях. В 2001 году у нас еще была надежда на его приезд в Киев. Тогда же я обратился в ученый совет Киевской духовной академии с предложением о присвоении ему степени доктора Honoris Causa, что, слава Богу, осуществилось. Но приехать тогда в Киев он, к сожалению, уже не смог. Митрополит Антоний был в Киеве еще в 70-х годах, когда Лавра была закрыта. А ведь он получил монашеское имя именно в честь преподобного Антония Печерского.

Мы понимали, что нужно сделать все, чтобы не откладывать такие встречи, чтобы уходящее от нас поколение великих свидетелей побывало в Киеве, и мы могли встретиться с ними. И вот, в 2001 году, после многолетних приготовлений, состоялись первые Успенские чтения с участием С.С.Аверинцева, на которых прошла презентация его книг.

Меня неоднократно спрашивали, каким образом нам удается пригласить того или иного автора, и как при таком насыщенном ритме жизни люди выкраивают время для того, чтобы приехать в Киев из других стран.

Я думаю, что одним из важных аргументов является издание книг. В частности, владыка Каллист из Англии приехал в Киев отчасти благодаря изданию переводов его трудов. Издательство «Дух и литера» глубоко благодарно автору трехтомного собрания сочинений и постоянному участнику Успенских чтений митрополиту Минскому Филарету. Тома замечательной трилогии, начиная с первого - «Богословие добрососедства»,  получили резонанс во всем мире.

С Аверинцевым история особая, потому что мы можем говорить о нескольких поколениях людей, которые выросли на его трудах. И если первый период его деятельности, условно говоря, был связан со столицами, где он преподавал, жил - Москва и Санкт-Петербург,  - то второй период, а именно 90-е годы, был эпохой его широкой публичной известности. Он стал депутатом, «Огонек» выпустил его книгу миллионным тиражом - это был период его известности во всей Восточной Европе. И  ныне начало третьего периода - время нового осмысления и издания его трудов. И очень важно, что Киев играет в этом не пассивную роль, как это часто бывало в советский период, а активную. При этом задача осмысления его наследия - дело всего мира, дело будущего...

- Скажите, встречи с какими людьми определили вашу жизнь?

- Как часто бывает, первые встречи связаны не с публичными фигурами: кто-то вспомнит отца, мать, кто-то учителя. Я понимаю, что ваш вопрос связан с иным кругом лиц, с теми именами, которые что-то могут сказать читателю.

Среди таких людей, безусловно, очень важное место занимает Сергей Сергеевич Аверинцев. Потому что каждый, кто прочитал его «Поэтику ранневизантийской литературы», понимает, насколько разителен контраст между запечатленной там мыслью и большей частью литературы, заполнявшей тогда наши библиотеки.

Давно замечено, что биография разночинца - это список прочитанных им книг. В определенном смысле слова это правда для многих выходцев из посткоммунистического пространства. Разительный пример такого преображающего действия «тайной свободы» и традиции я встретил в творчестве Ольги Седаковой. Несомненно, значительную роль в моем становлении сыграли годы преподавания в Париже и встречи  там с удивительными людьми. Это было серьезной переменой вех, ориентаций в знакомом пространстве. Мне довелось много общаться там с Полем Рикером, с отцом Борисом Бобринским, с Никитой Алексеевичем Струве, с ныне покойной Элизабет Бер-Сижель - человеком, который начал публиковаться до Второй мировой войны, который знал лично основных авторов Европы межвоенного периода. Для киевлянина оказаться в непосредственном живом диалоге, просто на ужине в парижском доме у человека, который помнит молодыми Владимира Лосского, Андрея Блюма, о. Льва Жиле, общался с  о. Сергием Булгаковым, - было значительным впечатлением. Думаю, что это стало в моей жизни преодолением второго типа провинциализма, не только политического, географического, но и хронологического. Этим даром так хочется делиться!

Я вижу, что очень многие мои студенты живут в том синхронном пространстве, которым дышит сегодня Интернет. Зачастую трудно себе представить, что ты можешь иметь живой контакт с тем, что происходило 50 или 100 лет назад, и не только воспринять, зачерпнуть оттуда ключевой живой воды, а еще и быть ответственным за события, которые происходили, скажем, в Париже в межвоенный или послевоенный период.

- По каким критериям вы определяете авторов, которых вы переводите и издаете?

- Первый критерий - это многомерная значимость автора. Насколько значим автор как собеседник? Если бы он выступал с лекцией в Киеве, мог ли бы я ее пропустить? Согласитесь, есть много интересных людей, статьи которых вы бы с удовольствием пробежали глазами в Интернете, но распечатывать или пересылать знакомым не стали бы.

Мы издаем авторов, ради которых я бы поехал не только на другой конец города, но и на другой конец вселенной. В этом смысле мы можем гордиться нашими ключевыми авторами. Их труды не устареют за год, два или пять, и контекст, который они создают, будет значим для образования и формирования молодежи в нашей стране.

Я могу сказать, что наша издательская программа в широком смысле является попыткой воссоздать скорее сам контекст, которого мы были лишены, чем только сделать доступными те или иные тексты. Когда вам нужно сориентироваться, желательно иметь не одну-две звезды, а все-таки созвездие. Для создания возможности такой ориентировки мы и старались подбирать авторов. Причем авторов очень разноплановых: одни сосредоточены больше на истории, другие на философской мысли - богословской, антропологической. Главное, чтобы эта многомерность позволяла избегать слишком досадной ограниченности горизонта в нашем образовании, потому что образование в нашей стране оставляет желать лучшего, как в светских школах, так и духовных.

В частности, кризису духовного образования в постсоветском пространстве посвящена книга епископа Илариона (Алфеева), изданная «Духом и литерою».

- Это книга «Православное богословие на рубеже эпох». В некоторых духовных школах она вызывала острую реакцию, «успех» среди студентов... Попадала в школы неофициально, не через библиотеку.

- Епископа Илариона мало кто отнесет сегодня к «православным диссидентам». Речь идет не о маргинальном авторе. Когда мы готовили книгу к печати, было очень важно, чтобы она вышла с предисловием правящего архиерея. Ведь по отношению к духовным школам, необходимость в реформе которых назрела очень давно, эта книга остается определенной «бомбой» замедленного действия, потому что реформа все еще только обсуждается, и нам еще предстоит быть свидетелями этих событий.

- Это единственная книга, которая вызвала критику, или же вам приходилось встречаться с критикой и по другим случаям?

- Данная книга вызвала живой отклик читателей. Они восприняли ее горячо. На книгу обрушилась критика тех, кто ее не прочитал по-настоящему.

Такое впечатление, что мы до сих пор сталкиваемся со старой хрущевской рецептурой, когда люди говорят: «я не читал, но уверен, что...». Такое «суждение» часто бывает огульным, не вдумчивым, невнятным. Люди реагируют на какую-то выхваченную фразу, и, не прочитав всей книги, начинают топтать ее ногами. Слава Богу, в нашей стране не зажигали костры из книг.

Что касается критики, то это нормальное явление. Мне кажется, что многие авторы охотно приняли бы участие в обсуждении своих книг. Я помню, как владыка Каллист на презентации своей книги в Киево-Печерской Лавре рассказал анекдот. «Горит два костра в аду. На одном - человек, который совершил какое-то тяжкое преступление, и его костер постепенно затухает, другой же не совершал преступления, а опубликовал какую-то богословскую книгу, но к его костру все время подносят дрова. И он говорит: моя книга никогда не была осуждена церковью, почему мне все время подбрасывают дрова? Ему отвечают: их подбрасывают каждый раз, когда покупают твою книгу».

Епископ Каллист - самый читаемый православный автор англосаксонского мира. Его книги, в частности, «Православный путь» и «Православная Церковь» переиздавались более 20 раз в Англии и Америке. Он хорошо знает, что такое горячий читательский интерес, и именно поэтому у него может быть тот юмор и та дистанция по отношению к слишком поспешным суждениям, которых лишены люди, не прочитавшие достаточного объема учебной литературы, чтобы избавиться от слишком узких стереотипов.

- Впереди у вас, даст Бог, еще много Успенских чтений, конференций, презентаций. Скажите, есть ли такие люди, которых вы боитесь не успеть пригласить?

- Да, надо торопиться. Я не хочу сейчас называть имена, на такой вопрос невозможно отвечать именами. Хотя могу сказать, например, о совершившемся: в этом году митрополиту гор Ливанских Георгию (Ходру) перевалило за восемьдесят, и он приехал из только что пережившего бомбежки Ливана - это прекрасный пример того, что нужно торопиться и не откладывать те вещи, которые сегодня кажутся простыми для исполнения.

Подумайте, еще четыре года назад мы жили в мире, где можно было написать письмо и передать с оказией книгу митрополиту Антонию Сурожскому, Сергею Сергеевичу Аверинцеву и другим нашим современникам, к присутствию которых мы настолько привыкли, что это казалось очевидным. Но когда потеря ранит нас, мы с болью понимаем, насколько она невосполнима.

- Вы часто организовываете круглые столы в Киево-Могилянской академии. Там всегда можно увидеть полку с многочисленными книгами, которые изданы «Духом и литерой». Можете ли вы назвать лучшие издания?

- К уже упоминавшимся авторам я мог бы добавить имя Поля Рикера. Приведу пример. После одной конференции, которая проводилась в Даниловом монастыре в Москве, нас с греческим ученым повезли выступить перед преподавателями и студентами Московской духовной академии. Я был несколько удивлен: когда среди слушателей узнали, что я преподавал четыре года в Париже, мне сразу задали вопрос о Бодрийяре - парижском авторе, который не имеет прямого отношения к предметам, изучающимся в духовной школе. Интересный вопрос: Читают ли в МДА Поля Рикера? Поль Рикер в международном контексте представляет собой совершенно удивительный синтез основательной библеистики и фундаментальной философии, - но о нем студенты духовных школ пока мало знают. Мне кажется, очень важно привлечение внимания к таким именам. Семинаристы стремительно начинают читать постмодернистов - и проскакивают мимо тех мыслителей, которые могли бы помочь, с одной стороны, переварить твердую пищу, полученную в родимой школе, а с другой - синтезировать ее с вызовами современного мира. Грубо говоря, преодолеть своеобразную шизофрению жизни, когда человек вроде живет «в системе» и «по правилам», но под подушкой хранит опус последнего постмодерниста, понятия не имея о том, как сочетать одно с другим.

Одна из задач нашей деятельности - находить связующие звенья, чтобы преодолевать ту полярность, которая возникает у светских и духовных читателей.

- Можете ли поделиться планами на будущее, какие следующие связующие звенья вы планируете вставить в цепочку ваших изданий?

- Среди таки звеньев следует назвать новые работы епископа Каллиста Уэра. Свято-Владимирская семинария в Нью-Йорке начала публикацию шеститомника его трудов, издание еще не завершилось. Мы ожидаем поступления следующих томов и будем систематически издавать том за томом в переводе с английского.

Кроме того, мы планируем издать Ярослава Пеликана - автора, книги которого не выходили ни на украинском, ни на русском языках. Его издания давно обсуждаются, они по настоящему долгожданны у нас. Опоздали издать переводы его книг, чтобы автор успел порадоваться. Ярослава Пеликана отпевали в храме Свято-Владимирской семинарии в мае 2006 года. В ХХ веке Пеликан - один из самых крупных историков христианства. Его книги будут очень востребованы у нас сегодня.

Кроме того, мы хотели бы продолжать издание классиков европейской литературы. Мы завершили издание украинского перевода трех томов «Опытов» Монтеня и планируем новый перевод «Мыслей» Паскаля на украинский язык. Думаю, что Блез Паскаль - это тот автор, который одним из первых начал отвечать на вызовы современной науки: физики, математики. Как известно, экзистенциальный спор, начатый Б. Паскалем в XVII веке, продолжается и в XXI-м.

Мы будем продолжать издание собрания сочинений С.С.Аверинцева. Планируем издать книгу отца Владимира Зелинского. Думаю, что презентация ее будет важным событием для будущих Успенских чтений. Также есть целый ряд новых авторов, которых мы хотим издавать.

Читатели не обошли вниманием очень хорошего киевского автора - Виктора Малахова. Мы издали большой том Виктора Малахова «Уязвимость любви». Без преувеличения, мне кажется, что он один из самых интересных авторов в Киеве и в целом в нашей стране. Это подтвердят студенты, потому что учебник Малахова «Этика» вышел уже 5-м изданием. Как известно, сегодня в нашей стране ведутся дискуссии по теме преподавания этики в школах. Думаю, что учебник Виктор Малахова - хороший фундамент для преподавания данной дисциплины.

- Не кажется ли Вам, что по сравнению с количеством западных авторов список украинских авторов вашего издательства выглядит скудным?

- Нет, я бы так не сказал. Если говорить только о последних изданиях, это замечательный сборник профессора Симферопольского университета Марины Новиковой «Мифы и миссия». Она выросла на трудах митрополита Антония Сурожского, была одним из ключевых авторов «Нового мира», «Дружбы народов». В нашей стране ее знали люди, которые интересовались переводами Г.Кочура, М.Лукаша. Мы публиковали ее переписку с Г.Кочуром. Мне кажется, что ее самый серьезный сборник статей «Мифы и миссия» - большое событие; он получил высокие рейтинги в гуманитаристике.

Я с интересом узнал из газеты «Зеркало недели», что среди двадцати издательств нашей страны, которые лидируют в области гуманитарной литературы, благодаря именно отечественным авторам, издательство «Дух и Литера» попало в первую тройку. Рейтинги высоко отметили книги В.Малахова, М.Новиковой и еще нескольких авторов, которых мы издавали. Авторы таких масштабов как В.Малахов и М.Новикова не появляются каждый год. Это плоды, которые созревали десятилетиями, поэтому таких авторов нужно находить.

Мы издали прекрасный двухтомник Михайлины Коцюбинской, получивший Шевченковскую премию. Первая государственная премия Украины отметила ключевого автора, связанного с духовным сопротивлением 60-80 гг. Коцюбинская была близким другом Василя Стуса и редактором его полного собрания сочинений. Думаю, что М.Коцюбинская на сегодня - один из самых достойных авторов Киева. Вышел у нас и томик избранного - стихи и письма - В.Стуса. Список можно продолжать.

- Я был на многих организованных вами конференциях. У меня сложилось ощущение, что Киевская духовная академия стоит немного в стороне от этого события. Как ни парадоксально, ведущих философов и богословов мира приглашаете именно вы.

- Могу определенно сказать, что при обсуждении темы конференции оргкомитет Успенских чтений всегда обсуждает основные вопросы с ректором Киевской духовной академии и существует согласие по поводу того, что мы приглашаем гостей и предоставляем им слово. Если мы пригласим гостей, усадим их в зале и будем перед ними выступать, то, согласитесь, это будет некрасиво. Посмотрите сборники наших Чтений. Во всех сборниках без исключения вы найдете доклады преподавателей КДА. Надо учитывать, что есть различные формы конференций. Бывают встречи, когда собирают ученых из одного университета или одного города, и они обсуждают ряд вопросов. Задача международных Успенских чтений иная - открыть окна в нашем закрытом пространстве, дать возможность встретиться с теми людьми, с которыми хорошо не упустить шанс встречи. Наши гости часто посещают Софию Киевскую, Киево-Могилянскую академию, Институт философии. Речь идет о том, чтобы в Успенские чтения был вовлечен целый ряд учреждений. Ключевая задача киевлян состоит в том, чтобы мы могли быть достойными собеседниками и могли дать возможность высказаться людям не только по поверхностным ситуативным вопросам, но и по фундаментальным.

- Чем вы обосновываете публикацию книги лидера греко-католиков митрополита Андрея Шептицкого в серии «Свидетели правды»?

- Прежде всего, в книге собраны документы, найденные в киевских архивах. Полагаю, они должны быть прочитаны, истолкованы в широком контексте истории сопротивления тоталитарным режимам в ХХ столетии. Мне кажется, что история христиан под прессом, нечеловеческим давлением советской власти еще не написана, и по-настоящему не осмыслены ключевые фигуры, свидетельства, документы.

Пока не пройдено поле кропотливого труда по изданию документов, не следует торопиться с суждениями, выводами, рвением не по разуму.

Поэтому первая задача научных центров - беспристрастное представление фактов и документов такими, какими они должны предстать перед будущими историками, которые будут синтезировать историю церкви в Киеве и других регионах.

На сегодняшний день мы далеки от беспристрастного отношения. До сих пор мы остаемся заложниками старых советских стереотипов и ярлыков. Опубликована переписка митрополита Антония Храповицкого с митрополитом Андреем Шептицким, опубликован ряд документов, приоткрывающих вопросы, связанные с историей межвоенноего христианства в Украине. Но повторюсь, мы только начинаем вдумываться и вглядываться в этот контекст. И чем больше будет представлено документов, тем объективнее будет понимание того, в какой мы стране живем и какой традиции принадлежим.

- Чем вы можете объяснить то, что на базе светского университета издаются книги православных иерархов? Как так получилось, были ли трудности?

- Это, возможно, опять же вопрос синтеза, о котором мы говорили только что: как связать нити единой ткани, как рядом могут оказаться классики философии ХХ века и классики богословия? В советскую эпоху казалось, что это абсолютно разорванные контексты. Если мы не будем оставаться заложниками старых стереотипов, а вчитаемся в сами тексты, то увидим, что для Антония Сурожского большое значение имел Габриель Марсель, а он был учителем Поля Рикера. Тот контекст, который в сознании многих разорван, в истории был связан. Нам только предстоит восстановить разбитый «пазл», и увидеть, какие элементы у него отсутствуют.

Нам часто кажется, что мы только дописываем очередное действие к старой пьесе или сериалу, который не имеет конца. А на самом деле во многих вопросах - это уже другая пьеса, другой фильм. И нужно иметь мужество, чтобы сказать себе, что целый ряд старых представлений об истории принадлежит истории; мы имеем возможность посмотреть новыми глазами на ту панораму, которая нам открылась на рубеже столетий.

- Какое впечатление производят святыни Киева на западных богословов?

- Интересен тот факт, что наши ученые гости знают о киевской истории больше, чем некоторые местные журналисты, которые их об этом расспрашивали.

Тот же епископ Каллист - автор книги «Православная Церковь» - лучше ориентируется во многих вопросах жизни в Украине, во взаимосвязях ее истории и перспективе, чем те люди, которые здесь прожили много десятилетий и знают только масс-медийные упаковки политических, конфессиональных, национальных, культурных контекстов.

Один из самых глубоких ответов на ваш вопрос содержится в предисловии к книге переводов С.Аверинцева «Многоценная жемчужина». Он свидетельствует о том, какое сильное впечатление на него произвело участие в литургии в пещерах Киево-Печерской Лавры. Литургию служил отец Николай Макар, хором руководил диакон Димитрий Болгарский. У Сергея Сергеевича Аверинцева, как у переводчика Исаака Сирина, Ефрема Сирина, Григория Богослова, было впечатление, что из этого пространства, из этой пещеры, ступеньки ведут в сирийское христианство, а оттуда - в ветхозаветную обстановку, где псалмы Давида звучат на языке оригинала; что глубина киевских святынь связана с духовными истоками нашей планеты, что отсюда есть выход и в Иерусалим, и в Галилею, и в Царьград - в те места, где зарождались великие традиции вселенского христианства. Он вспомнил свой разговор с Лосевым, когда тот скорбным голосом говорил Аверинцеву: «Сережа, поймите, этого никогда больше не будет. До революции я участвовал в монастырских службах, выстаивал по пять часов на литургии в Киево-Печерской Лавре - это Атлантида, воды над которой сомкнулись, и то, что ушло под толщу воды, никто никогда не увидит; ваше поколение обречено быть оторванным от этого...». Этот прогноз не оправдался.

- Какой вопрос вы ожидали сегодня услышать, который не прозвучал?

- Если говорить о том, что для меня сейчас является открытым - это вопрос о том, какое направление мысли проявится в среде нашей молодежи. Я думаю, что есть различные сценарии ближайших десятилетий. И очень много зависит от того, какую инициативу проявят сегодня молодые люди, которые учатся и берутся за новые дела. Мне кажется, самое творческое направление мысли зависит от глубины и широты их взглядов на будущее.

Когда молодой Тимоти Уэр столкнулся в Лондоне с тем, что, как он сам заметил, «public relations никогда не были сильной стороной Православной Церкви», его это не отпугнуло. Один мудрый человек сказал ему: не смотрите на внешнее - это немощное, часто очень уязвимое, архаичное по внешнему виду сообщество неоднозначно, смотрите в глубину, где немощь и смерть преодолены невыразимой радостью Пасхи.

Многие ли молодые люди в наших высших школах смогут проявить такую независимость, как юный оксфордский студент, - иметь решимость не смотреть на внешнее, а заглянуть в глубину, проявить определенный нонконформизм и сопротивляться тем поверхностным разговорам, которые ведутся вокруг жизненно важных, глубоких вещей? В каком обществе эти молодые люди будут через 10, 15, 20 лет, на какие вызовы они смогут ответить лучше своих родителей, учителей, преподавателей?

На мой взгляд, сегодня это ключевой вопрос. Потому что мы видим, насколько хрупкой и подвижной оказалась наша история. Это продемонстрировал не только 1991 год, но и 2004-й. Думаю, нам еще не раз придется готовиться к сюрпризам и ожидать непредсказуемых поворотов общественной истории. В этой ситуации была бы очень хороша солидарность самостоятельно и всерьез думающих людей, что помогло бы им быть внутренне независимыми. И от политических страстей, и от моды, и от волн, которые диктуют, какого модного автора ты должен читать, какой фильм смотреть, какую музыку слушать. Чтобы они смогли преодолеть тот хронологический провинциализм, который часто отрезает людей от самых главных встреч, удивительных поворотов во взгляде на самих себя, что когда-то любили называть роскошью человеческого общения. Сегодня немногие люди идут на такой риск.

Благодарю вас за беседу, не часто приходится говорить так откровенно о сокровенном.

Беседовали свящ. Андрей Дудченко, Александр Андрущенко, Виталий Сидоркин