УКР РУС  


 Головна > Публікації > З глибини душі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 207 відвідувачів

Теги
педагогіка Вселенський Патріархат Католицька Церква вибори Церква і медицина церковна журналістика Доброчинність українська християнська культура автокефалія молодь іконопис монастирі та храми України комуністи та Церква Археологія та реставрація Патріарх Алексій II Митрополит Володимир (Сабодан) церква та політика Президент Віктор Ющенко УГКЦ Голодомор Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков діаспора 1020-річчя Хрещення Русі Священний Синод УПЦ милосердя розкол в Україні УПЦ КП Церква і політика постать у Церкві Мазепа Ющенко Києво-Печерська Лавра секти шляхи єднання Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство краєзнавство конфлікти забобони






Рейтинг@Mail.ru






Рассказ священника

  02 лютого 2010


Протоиерей Александр Авдюгин
Не столь давно ездил освящать дом благополучного и материально обеспеченного семейства.

Красивый особняк с дорогой мебелью, продуманной планировкой и оборудованный всем необходимым для комфортной жизни. Особняк украшали практически определившиеся два взрослых чада, солидный хозяин и вполне соответствующая ему хозяйка.

Живут в доме уже не первый год, поэтому, когда после освящения пригласили отобедать, то первое, о чем спросил хозяев в завязавшемся за столом разговоре: что стало причиной освящения дома?

Вопрос вполне естественный, так как среди прихожан я их никогда не видел, а с главой семейства общался лишь в его большом рабочем кабинете.

- Понимаете, батюшка, у нас год назад умер отец, - начала повествование хозяйка. - Все было благополучно, но вот уже прошло почти два месяца, как он стал к нам ночью приходить.

- Ко всем сразу или к кому то конкретно? - встрял я с вопросом.

- Да всех он пугает - вступила в разговор дочь семейства, - вот, только к папе раньше не заходил никогда...

- Что, и вы его видели? - обратился я к главе дома.

- Видел. Как вас вижу, видел - ответил он и продолжил. - Знаете, батюшка, я не верил раньше рассказам ни жены, ни дочек. Думал, это у них женские фантазии какие-то. Фильмов насмотрелись да книжек начитались, вот и чудится несусветное. А здесь, на тебе, просыпаюсь три дня назад - я обычно в своей комнате сплю - от чувства, что на меня кто-то пристально смотрит. Открываю глаза - рядом отец покойный что-то мне говорит. Голос слышу, а слова понять не могу... Я даже испугаться толком не успел. Поднялся переспросить, что ему надо, он тут и пропал, как растворился куда-то. Лишь потом до меня дошло, что отца уже год как похоронили.

- Вы его хорошо рассмотрели? - спросил я.

- Да, как вас вижу, - ответил хозяин.

- Понимаете, я когда отдыхать ложусь, телевизор включаю и засыпаю под его бормотание. Если жена не придет, не выключит, он у меня до утра работает. Вот и в ту ночь, когда отец приходил, телевизор работал...

- Знаете, отец, не страшно, когда его видишь ночью, - вступила в разговор вторая дочь. - Но вот потом, когда он пропадает, такой иногда ужас накатывает... Мы с сестрой раньше по своим комнатам отдельно спали, а теперь вместе. Боимся.

- Действительно испугаешься, - подумал я.

Расспросил, как и отчего умер их дед и отец, отпевали ли. Оказалось, что о смерти своей покойный говорить начал месяца за два, хотя внешне образ его жизни ничем не изменялся. Все думали - чудит дед. А он возьми и умри, прямо в кресле, после обеда с альбомом в руках. Для всех это было столь неожиданно, что и поверить не могли: вот только что с ними говорил за обедом, а тут уже и нет его...

Священника отпеть на кладбище приглашали, но тот отказался ехать, сказал, что там, где трубы с литаврами, ему со своими псалмами делать нечего. Предложил землю с кладбища в храм принести да и отпеть - «заочно». Так они и поступили.

- Не молились больше о нем дома или в храме?

- Да не научены мы молиться, батюшка. Жена ходила на сорок дней, службу заказывала, - начал объясняться хозяин, - да дочки, когда отец начал по комнатам ночью ходить, к вам в храм забегали. Свечи за упокой ставили.  

Рассказал я всем им, как поминать надобно, молиться попросил о благополучии души деда своего, да и поехал на приход.

На поминальную субботу, увидел я в храме всю женскую половину того семейства. Уже после панихиды подошел к ним с мыслью, что опять неблагополучно в их доме и оказалось, что ошибся. Вот, что они мне рассказали.

После моего ухода долго обсуждали в семье происходящее и неожиданно, каждый в отдельности и все вместе, вспомнили, что покойный как-будто что-то об альбоме им говорил. О том альбоме с фотографиями, с которым он в руках и умер. Открыли они этот альбом, а там, среди пожелтевших листов и ветхих снимков с их далекими предками, конвертик лежит, а в том конверте - записка к сыну, невестке и внучкам, чтобы когда он умрет, его обязательно отпели, но только не с именем Григорий, а как Дмитрия. Именно так его когда-то окрестили, но так уж сложилась жизнь, что стал он Григорием...

Отпели мы приснопоминаемого Димитрия, в синодик храмовый его записали, и не беспокоит он больше семью моих новых знакомых, да и в храм они теперь приходят, о нем и о себе молятся...  

Автор: Протоиерей Александр Авдюгин