УКР РУС  


 Головна > Публікації > З глибини душі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 83 відвідувачів

Теги
забобони Приїзд Патріарха Кирила в Україну молодь Предстоятелі Помісних Церков Митрополит Володимир (Сабодан) іконопис Священний Синод УПЦ Патріарх Алексій II Мазепа Вселенський Патріархат комуністи та Церква конфлікти церква та політика педагогіка українська християнська культура діаспора УГКЦ розкол в Україні Голодомор Церква і влада УПЦ КП монастирі та храми України Ющенко церква і суспільство Археологія та реставрація секти Церква і медицина Церква і політика Католицька Церква Доброчинність Президент Віктор Ющенко постать у Церкві церковна журналістика Києво-Печерська Лавра шляхи єднання 1020-річчя Хрещення Русі краєзнавство автокефалія вибори милосердя






Рейтинг@Mail.ru






Не смей проходить мимо

  18 лютого 2010


Юлия Коминко

Я смотрю в эти глаза и понимаю, что ничем им не помогу

Что я не поеду в Запорожье, не войду в этот детский дом, не посмотрю ласково и не улыбнусь этому человечку, который почему-то с первого же взгляда с экрана монитора стал мне как-будто родным. Что эта статья о ребенке-инвалиде - далеко не первая и даже не милионная, а, наверное, миллиардная. Ведь беда и боль на планете Земля давно уже и миллионами не исчисляются.

Моё сердце орёт: НЕ СМЕЙ ПРОХОДИТЬ МИМО! Вернись на эту страницу на сайте «Детские дома Запорожья» и еще раз посмотри на этого ребенка. Ты должна помочь. Придумай что-нибудь, ты же тысячи выходов придумываешь из любых ситуаций и гордишься тем, как оптимально «разруливаешь» трудности в жизни своей и окружающих. Да, пусть на самом деле все «трудности» в твоей жизни и можно назвать трудностями в кавычках, но ведь с ними ты справляешься. Справься и здесь, нужно что-то сделать!..

Мой рассудок согласен с сердцем. Он бы тоже вопил и уже придумывал бы, как реально можно помочь, но должность обязывает его быть холодным и твердым. И он холодно и твёрдо говорит: не валяй дурака, прекрати истерику. Посмотри, сколько на этом сайте просьб о помощи, и сколько деток на усыновление. Да ладно тебе, этот сайт посвящен брошенным или осиротевшим деткам, - что ты хотела здесь увидеть? Это то же, что на «Доноре», та же территория беды. Не рви душу, этим никому не поможешь.  

Нет, ну что ты можешь поделать, в самом деле! Денег нет, жилья своего нет, возможности заботиться об Алёше нет. Да ты бы и не смогла! Ну посуди сама, если б это было твоё, разве Господь не устроил бы так, чтобы у тебя появилась куча возможностей помочь этому ребенку? Разве не дал бы Он тебе знак, что это твой путь?..

И потом, тебя никто не поддержит. Ни в семье, ни родственники. А поддержкой от друзей сыт не будешь - посочувствовали по телефону или заехав в гости на часик, и разошлись по своим делам. А это - ребенок-инвалид...

Рассудок сам не верит в то, что говорит. Но я знаю, что так и будет. Что все эти аргументы будут сиреной выть в мозгу, пока не заглушат вопли сердца, которое умоляет: «НУ НЕ ПРОХОДИ ЖЕ ТЫ МИМО!»

Я себя осуждаю

Я знаю, что все мои разговоры самой с собой на тему «я же ничем не могу помочь» - ложь и мерзость перед Богом. Что я вру и Ему, и себе, и своему сердцу, которое в какой-то момент плюнет на меня за мои отговорки и замолчит. Я не знаю, что думает в такие моменты обо мне Господь, но на самом деле, страшно представить, ЧТО Он думает.

Но, пусть и со страхом, пусть и самоосуждением, я прошу Бога - мне не к кому больше обратиться: «Ты видишь, сколько горя, Ты видишь, как плохо. Ты видишь, что на меня Ты не можешь положиться: я только отговариваюсь и оправдываюсь в своей бездеятельности. ТЫ, ГОСПОДИ, САМ помоги. А я постою здесь, в своей тёплой квартирке, возле своих икон, рядом со своими родными, далеко от беды и горя, не видя его и не соприкасаясь, постою и помолюсь Тебе, чтобы ТЫ, Боже, помог. Потому что я, скорее всего, ничего не придумаю сделать...»

В психологии есть понятие «присоединение»

Это когда я чего-то не могу достигнуть, но видя или общаясь с тем, кто уже это имеет, мысленно к нему «присоединяюсь», то есть, тоже ощущаю себя совладельцем, сопричастником. Традиционный пример - женщина, мечтающая играть на фортепиано и так и не научившаяся, выходит замуж за пианиста. И получает мнимое чувство удовлетворения от того, что ее стремление к музицированию частично воплотилось.

Так и я. Мысленно присоединяюсь к людям, которые посвятили свою жизнь служению ближним. Познакомившись с Александром и Ириной Брусиловскими, в мыслях часто общаясь с ними, уже безцеремонно чувствую и свою некую привязку к волонтерству по помощи онкобольным деткам. Раз встретившись и поговорив с отцом Михаилом Колодой, уже мне кажется, что это я усыновила и забочусь об 11 приёмных детках. Побывав на молодёжке в Ионинском, в мыслях уже как-будто посещаю по воскресеньям деток в интернатах...

А одна моя знакомая - замечательная, необыкновенная молодая женщина - воспитывает ребенка-инвалида. Не просто воспитывает, а борется за него, за то, чтобы он хотя бы ползал, за каждое его слово, движение, поворот головы. Ездит на консультации, участвует в лечебных программах, штудирует новые методики по преодолению болезни и при этом мужественно и стойко переживает все связанные с недугом дочери тяготы. Я прихожу к ней в гости, смотрю на двух её девочек, как тянутся ручками к ней неходячая старшенькая и озорная непоседливая младшая, и ловлю каждое её движение. Я смотрю на неё, восхищаюсь ею, и себя чувствую сопричастной этой её борьбе. А ведь являюсь при этом всего лишь наблюдателем...

Когда-то прочитала в книжке о старце Паисии Святогорце, что он молился Господу, чтобы умереть ему от рака

К нему в монастырь приходило столько людей с этим горем - у кого-то недуг поразил близкого человека, кто-то сам страдал, - что он не мог просто жить бок о бок с таким количеством боли. И он молился, чтобы ему тоже умереть от рака, разделив, таким образом, хоть немного тяжесть с ближними, большинство из которых он видел один-единственный раз в жизни...

Я вряд ли смогу когда-нибудь дорасти до старца Паисия и молиться о том же. Но жить рядом с таким количеством боли и горя и не чувствовать его сердцем тоже не получается.

...Сегодня я опять не знаю, чем помочь. Наверняка не выберусь поехать в Запорожье и посетить этот детский дом, не нашкребу денег перечислить фонду «Счастливый ребенок», чтобы они там на месте купили что-нибудь для маленького Алёши. Но мы поставим статью о мальчике на сайт и попросим молитв о девочке Алёне. А дальше - «Господи, не знаем что делать, но помоги ТЫ. Ты всё можешь, и для Тебя нет ничего невозможного...»

Автор: Юлия Коминко